Деяния русов. Потерянные царства Европы.

Тождество ругов и русов не гипотеза и даже не вывод. Это лежащий на поверхности факт. А.Г. Кузьмин.


[reposted post]Исторический формат, 3-4/2017
istformat
reposted by ortnit
Новый выпуск «Исторического формата» посвящён памяти выдающегося учёного, нашего коллеги, учителя и старшего товарища – Сергея Николаевича Азбелева (1926-2017). Когда несколько лет назад мы решили выпускать научный журнал, Сергей Николаевич сразу поддержал эту инициативу, и стал одним из первых членов редколлегии. Пилотный номер «Исторического формата» вышел в свет (или, точнее, вышел в интернет) в 2015 году, и с этого момента С.Н. Азбелев, несмотря на преклонный возраст, деятельно участвовал в нашей общей работе. Давал мудрые советы, иногда критиковал, чаще просто напутствовал добрым словом, никогда не был равнодушным – и мы всегда прислушивались к нему. «Исторический формат» стал частичкой его жизни. Высочайшая эрудиция, строгий научный подход и богатый жизненный опыт Сергея Николаевича очень помогли журналу. Теперь он навсегда остался членом редакции «Исторического формата», остался в истории, остался тем, кто стоял у истоков нашего издания. Этот выпуск, как и планировалось, – сдвоенный, поэтому в нём больше публикаций. В 2018 году мы возвращаемся к ежеквартальной периодичности, то есть выйдет четыре выпуска.



Читайте в этом выпуске:

Жих М.И., Меркулов В.И. Сергей Николаевич Азбелев – исследователь русского летописания и фольклора
Работы Сергея Николаевича Азбелева за 2016-2018 годы
Федотова Т.С. Воспоминания об отце
Азбелев С.Н. Гостомысл
Логинов Д.С. Шагарская культура и топонимы с формантом -ус на территории Рязанского края
Грот Л.П. Древнейшие традиции передачи власти в русской истории
Тарасов И.М. Балты в миграциях Великого переселения народов
Кулаков В.И. Linkuhnen/Ржевское: мужские и женские комплексы в раскопках Карла Энгеля (1929, 1932 гг.)
Томсинский С.В. Чего и следовало ожидать: снова о том же (по поводу ленинградского неонорманизма и статьи Н.И. Платоновой)
Жих М.И. Восточнославянский политогенез и реформы княгини Ольги
Журавель А.В. Бунт источниковедения против истории
Карпенко А.А. О генеалогических преданиях Иоакимовской летописи В.Н. Татищева
Васильев И.Ю. Структура пространства населённого пункта: традиции и современность
Бурдаков Д.В. Вклад М.Н. Каткова в развитие образовательной реформы Д.А. Толстого во второй половине XIX в.
Суржик Д.В. События 1917 года в современной российской общественно-исторической дискуссии
Грот Л.П. Семь веков новгородского летописания (рецензия на книгу С.Н. Азбелева)

Бесплатно скачать выпуск на официальном сайте
 

О братьях Рюрика (заметка на полях)
ortnit
Существование братьев Рюрика, варяжских князей Синеуса и Трувора, много лет является предметом дискуссии. Не вдаваясь в историографию вопроса (каждый желающий может сделать это самостоятельно, просто обратившись к любой книге или статье посвященной вопросам происхождения Русского государства или генеалогии Рюриковичей), можно выделить три основные позиции, на которых находятся историки:
1. Летописное предание верно передает события и во главе призванных варяжских дружин стояли три брата Рюрик, Синеус и Трувор;
2. Синеус и Трувор являются фигурами целиком и полностью вымышленными, возможно порожденными неправильным переводом с древнескандинавского фразы "со своим родом и дружиной" (как показало время идея о переводе несуществующих оборотов речи в корне не верна, но вымышленность братьев еще не оставила своих приверженцев);
3. Синеус и Трувор действительно существовали, но братьями Рюрика не являлись, а это лишь отражение народной памяти о независимых группах варягов, прибывавших в Восточную Европу.
Археологические исследования второй половины ХХ века и последних десятилетий значительно обогатили наши представления о "эпохе Рюрика" (вторая половина IX - начало Х вв.), а источниковедческие исследования помогли понять природу и обстоятельства появления летописного "Сказания о варягах". Было выяснено, что Белоозеро, куда якобы отправился средний брат Синеус появилось лишь в середине Х века и никаких "скандинавских", а точнее варяжских древностей в регионе в значительном количестве не выявлено. Изборск действительно являлся достаточно значительным поселением той эпохи, но и там следов присутствия варягов не выявлено. Тоже самое относится к Полоцку, к слову. Следовательно, "Сказание о варягах" в том виде, в котором оно до нас дошло не отражает исторические реалии. Его содержание более отражает реалии другой эпохи - правления Ярослава Мудрого в Новгороде в 1014-1015 гг., когда он боролся за независимое Новгородское княжество (хронологические рамки можно и нужно уточнять).
Таким образом, вновь возникает вопрос о Синеусе и Труворе, как деятелях "эпохи Рюрика" и их связи с последним. Во время обмена комментариями к недавним постам, мне пришла в голову мысль, которая может вырасти в интересную гипотезу. По сути она близка к третьей позиции - взгляду на Синеуса и Трувора как независимых варяжских лидеров, но родственных связей их с Рюриком я не отрицаю. Это вполне могло быть именно так. Появление варягов (кем бы они ни были) в Восточной Европе в IX веке уместно сравнивать с аналогичными процессами: скандинавской колонизацией на Западе, событиями эпохи Великих Переселений, галатскому вторжению и т.д.
Первое и третье мне представляются особенно удачными. Мы видим, что переселенцы-колонисты в обоих случаях двигаются отдельными группами, порою в разное время (отдельными "волнами"), при необходимости (ради большой добычи уровня богатств Эллады и Македонии или завоевания Англии), объединяясь в огромные армии под предводительством самых знатных и прославленных вождей. Логично предположить, что и варяги действовали аналогичным образом. Среди таких самостоятельных лидеров варягов летописное предание называет Аскольда и Дира, Рюрика и его братьев. Я полагаю, что Аскольд и Дир были вождями первой волны, которые предпочли искать удачи в южных землях после изгнания варягов, о котором рассказывается в летописи. Рюрик и его братья (или "братья") скорее всего тоже участвовали в тех событиях, но сумели наладить связи со словенской знатью и впоследствии возглавили вторую волну, уже мирного проникновения варяжских колонистов.
Скорее всего, судьба Синеуса и Трувора была уже не известна ко времени окончательного сложения "Сказания о варягах" и его авторы по политическим мотивам связали братьев Рюрика с Изборском и Белоозером. В тоже время с преданием о варягах в представлении летописца были особенно тесно связаны три северных этноса: кривичи, словене и меря. Как справедливо отмечает в своих статьях Н.В. Лопатин, именно регионы их проживания наиболее тесно связаны с варягами и по археологическим данным, только в случае кривичей говорить надо о кривичах смоленских (Гнездово). Для Словенской земли это памятники Ладоги и Рюрикова Городища, а в случае с мерей - Сарское и Тимирево. Три варяжских региона вызывают прямую ассоциацию с тремя варяжскими лидерами второй волны, судьба двух из которых фактически не известна (одновременная смерть после двух лет мифического пребывания в несуществующем Белоозере и не имеющем варяжских следов Изборске - в расчет не берем). Тут необходимо отметить также то, что Белоозеро связано с Тимирево и Ростовским Залесьем речными магистралями. Связи эти прослеживаются и археологически как в IX-X, так и в XI-XIII (да и позднее) вв. Возможно, что именно с миграцией варягов Синеуса в Верхнее Поволжье было связано появление "укороченной" версии, где он идет НА Белое озеро. В тоже время, Изборск был определенно связан с кривичами. Возможно, что в действительности именно с Трувором и его варягами было связано появление "смоленской варяжской группы". Таким образом, мы видим, что после призвания варягов словенами (вторая волна) их масса разделилась (через два года?) и часть из них отправилась на Верхнюю Волгу, где меря еще в первой половине IX века была экономически связана с Ладогой и Балтикой, а другая волна отправилась по следам Синеуса и обосновалась в Гнездово. Возглавляли эти группы соответственно Синеус и Трувор. Хронологически и археологически эти предположения еще предстоит обосновать, но в целом они кажутся довольно логичными и непротиворечивыми.

Олег Моравский
ortnit
Если есть в русской истории персонаж более загадочный, нежели Вещий Олег и Ольга, то это, пожалуй, их моравский тезка. То есть, он конечно не моравский, а русский, но это «по паспорту», а деятельность его, судя по всему, связана с последними десятилетиями существования независимой Моравии. В отличие от своих тезоименитых коллег, правящих Киевом и землей Русской, Моравский Олег не привлекал такого внимания в среде отечественных историков, хотя был известен достаточно давно. Специального исследования ему в современной историографии так и не удосужились посвятить и вообще, предпочтительно его негласно игнорировать. Есть правда исключения, которые подтверждают правило. Много внимания этой персоне посвятили Н. Флоровский (Русское летописание и Я. А. Коменский), А. Королев в своих «Загадках первых русских князей», Н. Филин в работе про Илью Муромца, прототипом которого автор считает как раз Олега Моравского, Э. Цветков. Есть, наверное, еще кто-то, но вникать в историографию не охота. Из недавних научных публикаций уделил внимание этой персоне (или персонам, как считают некоторые) Л. Войтович.
Что нам известно о моравском правителе по имени Олег? По традиции тут приводят список трактатов польских и чешских историков, упоминающих его. Мы традицию нарушать не будем и тоже поступим аналогичным образом, нагло содрав его у Войтовича, при необходимости добавляя информацию по Королеву:
Read more...Collapse )

Войтович о Вещем Олеге (как нельзя писать историю)
ortnit
Интерес к фигуре Вещего Олега не ослабевает и последние несколько лет это наглядно демонстрируется количеством научных и околонаучных работ ему посвященных. В пору писать работу по историографии Олега Батьковича. Хотя, думаю, что с этим успешно справился Е.В. Пчелов, "Вещий Олег" которого вышел недавно в серии ЖЗЛ. Сам я его еще не читал, и даже побаиваюсь, учитывая некоторые особенности Пчелова. Но, надеюсь, будет не хуже, чем "биография" Рюрика, из которой получился неплохой историографический обзор. Учитывая, что моя крайняя книга (по крайней мере какая-то ее часть) изначально и задумывалась как попытка написать такую "биографию" сквозь источники и историографию, представляю как это сложно. Когда я писал своего "Вещего Олега", в котором свернул не туда, куда планировал изначально, то одна работа прошла мимо меня. Сегодня исправил эту ошибку. Итак, Войтович Л.В. Призрак Вещего Олега (2015)...
Лично я в шоке. До сих пор, несмотря на некоторые перлы (мне ли умничать?), Леонтий Викторович представлялся мне достаточно серьезным и въедливым исследователем. Особенно радовали меня его статьи о прикарпатских землях, где он остановился буквально в шаге от того, чтобы послать "скандинавскую русь" на дно Балтийского моря, так как он открыто признал существование русинов в 9-10 вв. именно там, где я помещаю Русский каганат. Правда, в его версии это какая-то племенная группа в рамках Великой Хорватии (кстати, почему-то он даже не упоминает монографию Майорова, хотя сам писал на нее рецензию, если я опять чего-то не путаю). Конечно, в статье на 40 страниц, из которой чуть меньше половины - список использованной литературы на двух языках, есть и весьма удачные, интересные и полезные места. В частности, Войтович здраво отправил в топку идею о тождестве Олега и Орвара-Одда, которая еще блуждает в умах даже профессионалов, прогуливавших лекции по источниковедению. Крайне скептически он относится к существованию "Хельгу" из Кембриджского документа, в котором даже я нахожу зерна истины, как и в целом достоверности Кембриджского Анонима и пространной версии письма царя Иосифа. Его разбор сведений об Олеге Моравском, существование которого он в целом готов признать, помог мне наконец-то сформулировать рабочую гипотезу по этому вопросу (если моя муза опять не сбежит к кому-то другому, то может быть поделюсь своими соображениями). Однако, в целом статья балансирует между некоторой снобско-норманистической снисходительности ("Сомнения в скандинавском происхождении имени,2 попытки сделать его слявянским3 или тюркским (от «олгу» – вели-кий;4 «Халегу» – Создатель5), вызывают только сочувствие"; "Этимология имен послов Олега в их перечне не вызывает сомне-ний относительно скандинавского происхождения послов" и т.д.) и какой-то невероятной фэнтези про великих скандинавских первооткрывателей, бороздящих просторы Восточной Европы с такими подробностями, что покойный Задорнов покраснел бы от зависти. Ну ладно бы просто поделился своими представлениями о возможном сценарии развития событий в отдельном! Даже Ваш, дорогие читатели, покорный слуга в научно-популярной вобщем-то книге, специально оговорил, что его реконструкция биографии Олега и ранних этапов возникновения Русского государства является плодом его воображения, хотя под моей реконструкцией лежит мощная источниковая база и результат целого десятилетия исследований (сам себя не похвалишь, как говорится...). Леонтий Викторович выдает потоки своего сознания как доказанный факт! Дир - основатель Русского каганата, действующий где-то в первой половине 9 века (я отказался от подобной идеи просто внимательно перечитав летописное предание, хотя и отдал ему дань). Аскольд - двоюродный брат Рюрика (!). Олег - выходец из правящего рода "Ладожского королевства", с которым породнился Рюрик (на сестре Олега женился), чтобы сблизится с местной "русью". Сам Рюрик конечно же ТОТ САМЫЙ Рорик Ютландский. (Удивительно, но Войтович не принял с энтузиазмом идею о тождестве Вещего Олега с последним "Скьельдунгом" Хельги, о котором Свейн Эстридсен рассказывал Адаму Бременскому, хотя даже я сомневался, признаюсь). Олега убили толи недовольные сторонники Игоря Рюриковича, толи жрецы, мстящие за крещение Вещего князя. "Вещий" - перевод популярного у скандинавов имени "Хельги". Переезд скандо-руси в Киев связан с упадком Волжско-Балтийской торговли (ибн-Фадлана читал?). Всю летописную хронологию (кроме датировок похода Олега на Царьград в НПЛмл) предлагается принимать на веру. И так далее, и тому подобное. В подобном стиле я писал в отрочестве и юности, пример чего ностальгии и самокритики ради, выложил накануне. Хотя даже тогда я относился к истории с большим уважением, нежели иные именитые и обремененные регалиями и званиями коллеги.
Самое интересное, это не единственный пример. Невероятно захватывающие "реконструкции" событий, основанные на скандинавских сагах 13-15 вв., в которые даже скандинавы не верили, и невероятном смешении информации, даже не пытаясь проанализировать ее содержание и ее происхождение, подогнанные под скудные археологические данные, отнюдь нередкое явление среди коллег-историков, проповедующих норманизм. Есть норманисты - серьезные ученые, искренне верящие в то, что копают истину, но господ - сектантов гораздо больше и они, увы, оказывают сильнейшее влияние на первую группу. До сих пор Л.В. Войтович в моем представлении относился к первой группе, но прочитав увлекательную "сагу", написанную им в 2015 году, я поколебался в своем мнении.

Мечты сбываются, хотя и медленно
ortnit
Всю свою жизнь я испытывал страсть к приобретению книг (бумажных экземпляров, само собой). Кочевой образ жизни, бытовые проблемы и физическое отсутствие самой возможности реализовывать свои душевные порывы несколько ограничивали эту потребность моей души. Но, теперь, когда препоны исчезли, приходится уже ограничивать себя сознательно, дабы не погрязнуть в шопинге. Тем не менее, библиотека моя неуклонно увеличивается. И вот сегодня меня настигло новое приобретение.
Из всех книг, которые я когда-либо хотел приобрести, две всегда занимали особое место. Это была мечта! Одним из самых эмоциональных событий в моей жизни был момент, когда я взял эти книги в руки в читальном зале РНБ в Санкт-Петербурге. Теперь, одна из них занимает свое место на моей книжной полке!R6eyXozm-SA
Вторая, надеюсь, скоро к ней присоединится!
ЧИТАЙТЕ ХОРОШИЕ КНИГИ!

«Книга Велеса» и ее политическое значение в Славянском мире (фантазия на тему)
ortnit
Пролог
Воспользовавшись отпуском, я решил разобрать свой архив, который копился еще со школьных лет. Среди многочисленных черновиков мне попался очерк, который я решил предоставить вниманию моих читателей. Однако, дабы не вводить Вас в заблуждение, необходимо сделать несколько замечаний. Первое: Я НЕ СЧИТАЮ "КНИГУ ВЕЛЕСА" ИСТОРИЧЕСКИМ ИСТОЧНИКОМ. СОГЛАСЕН С МНЕНИЕМ, ЧТО ЭТО НОВОДЕЛ, ХОТЯ ЕДВА ЛИ ЕГО СОЗДАЛ МИРОЛЮБОВ.
Читать дальше...про страшную тайну Книги ВелесаCollapse )

Очерки истории земли Вятичей. Часть 4 (конец)
ortnit
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4 (начало)
Супрутское городище настолько отличается от остальных памятников бассейна Упы, а также от всех известных синхронных поселений роменского типа, что невольно возникает вопрос об этнической принадлежности памятников. Ведь это даже как-то не прилично, если окажется, что супрутская дружина была славянской. Тем более, что и салтовские артефакты находят, а есть веские основания полагать, что в Битицком городище, выполнявшем функции, аналогичные Супрутам, в Северской земле , волынцевская дружина была степного происхождения (болгарского или хазарского, возможно). И даже «скандинавские», как было указано выше, вещи в Супрутах обнаружены. А это, по логике некоторых товарищей, непременно должно означать, что в Супрутах был отряд варягов! К слову, совсем недавно мне примерно такой вопрос задали. Ну что ж, вновь обратимся к А.В. Григорьеву за консультацией:
Read more...Collapse )
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Очерки истории земли Вятичей. Часть 4 (начало)
ortnit
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Последние части представляют собой практически дословный пересказ труда А.В. Григорьева, поскольку информация тут главным образом археологическая, добавить мне не чего, оспаривать выводы археолога (как это порой бывает, например, с работами Носова, где изложенные факты несколько расходятся с выводами, на мой взгляд разумеется).
Несмотря на то, что ранние вятичские поселения исследованы мало, мы можем судить по имеющимся материалам о структуре поселений в бассейне Упы. Уже одно это дает нам важную информацию. Все указывает на то, что поселенцы (в отличие от роменского населения Левобережья, например) пришли в эти края достаточно организованно. Поселения располагались так, чтобы обеспечивать функционирование торговой трассы Дон-Упа-Ока, проходящей по этим землям. Read more...Collapse )

Очерки истории земли Вятичей. Часть 3.
ortnit
Часть 1
Часть 2
В свое время М.В. Грацианский предложил оригинальную гипотезу происхождения этнонима «вятичи», связав его с этнонимами «венеты», «венеды», «анты», выводя из общей основы «vent-» и связывая со словами типа «вятший» (старший, лучший) и т.д. (Грацианский М.В. О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЭТНОНИМА «АНТЫ»). О том, что касается доказательности статьи в отношении собственно главного объекта ее – этнонима антов – судить не берусь. Но, по поводу вятичей, на мой взгляд, в силу изложенного в первых главах, можно сделать вывод, что ни с антами их на прямую связать нельзя, ни оспаривать летописную версию происхождения названия вятичей особых причин (кроме большого желания) нет. Хотя, имя вождя – эпонима вятичей (Вятко – Вячеслав?) восходит к тому же корню.
Итак, мы остановились на том, что малопривлекательные в сельскохозяйственном отношении территории Верхнего Поочья вдруг оказались объектом пристального интереса со стороны земледельцев - славян, устремившихся в эти края, минуя плодороднейшие в Европе черноземы Левобережной Украины, осваиваемые их сородичами – роменцами. Read more...Collapse )

Мысли вслух
ortnit
Потихоньку настраиваюсь к работе над очередным исследованием. В связи с этим периодически возникают разные мысли. Так как исследование будет аж про скандинавов в Восточной Европе (кодовое название "Викинги. Варяги. Русь"), то и мысли соответствующие.
Так вот, Гнездово в нашей научной литературе пожалуй самое скандинавское поселение на планете. Разве что Тимирево сравниться может. Поселениям на Волхове и Ильмене, с их вендскими детинцами, печами, ножами и стрелами, такое и не снилось. И вот едва ли не самое главное тут, это этноопределяющие женские украшения. Раз были женщины, значит была полноценная колония. Была колония, значит были все условия сохранения языка на протяжении относительно длительного времени (до 11 века как минимум). Даже если это не нашло отражения в русском языке, то в местных условиях должно было отразиться без сомнения (смотри: Британия, Нормандия, Ирландия). Значит вокруг Гнездово должно быть полно скандинавской топонимики (ну хотя бы одно название должно быть!). Достаточно ранние документы, упоминающие эту самую топонимику имеются. Топонимов много, но скандинавских нет. А ведь археологический материал свидетельствует, что община Гнездово с кривичами местными не очень-то контачила. Кривичей либо выселяли "за 101 км" насильно, либо они предпочитали переселяться самостоятельно. Условий для ассимиляции просто не было вплоть до ликвидации этого "скандинавского поселения". Это как бы намекает и на то, что само название поселения должно было быть скандинавским или переделанным скандинавами (а уверен, что Гнездово и есть летописный Смоленск/Милиниска). Но, опять ничего. С Тимирево и того хуже. Там и славян не было. А значит скандинавам ассимилироваться было не с кем. То есть, Ярославское Поволжье должно было стать эдаким заповедником скандинавского наречия в Восточной Европе. И опять ничего. К чему все это? Что-то с этноопределяющими женскими украшениями в Гнездово не так... Может они появляются так же, как и мужские артефакты "скандинавской вуали" в Восточной Европе? Сходили куры с чудями "за зипунами", пограбили шведов и шведок. А что им делать с этим всем добром? Можно продать за арабское серебро соседям - славянам. Тем более, что восточные варяги сами не чужды скандинавским модам и девкам своим с удовольствием подарят "черепашек"...

?

Log in

No account? Create an account