ortnit (ortnit) wrote,
ortnit
ortnit

Category:

Заметки о восточноевропейской торговле 9-10 вв. Варяги и русы.

Ключевым элементом современных концепций возникновения Русского государства является существование торговых путей, связывающих Балтийское море («циркумбалтийский регион») и Арабский халифат в 9 веке. Эта система речных маршрутов и волоков между ними известна под названием Волжско-Балтийского торгового пути или «Пути из Варяг в Хазары». Торговый путь начал формироваться, судя по всему, в 8 веке, когда утихли арабо-хазарские войны, а воинственных Омейядов на престоле халифата сменили просвещённые Аббасиды. На западе импульсом для формирования «северной торговли» стало «каролингское возрождение», а ключевую роль играли фризы. В связи с обостренными отношениями между арабами и христианскими странами Европы, именно Балтийское море и Восточная Европа стали ключевым звеном, связывающим два крупнейших рынка Западной Евразии. Активное движение товаров (в первую очередь драгоценных мехов) и арабского серебра доказывается сетью торговых поселений типа «виков» и кладами дирхемов. Выпадение последних на Балтике позволило утверждать, что на начальном этапе важнейшую роль в этой торговле играли балтийские славяне, на приморских землях которых выстраивается сеть аналогичных поселений (в 13 веке она станет основой знаменитой Ганзы), а затем уже в торговлю включаются скандинавские страны, формирующиеся раннегосударственные образования в Дании и Швеции. Причем письменные источники позволяют нам увидеть какими методами в эту торговлю вклинивались даны, силой перевезшие купцов из славянского Рерика в Хедебю. На востоке Балтики можно реконструировать аналогичные действия свейских конунгов, во владениях которых появляется Бирка – относительно крупный торговый центр, а также которым подчиняется Готланд – ключевой пункт морской торговли.
В представлениях норманистов «славянского» этапа этой торговли не было вообще, а скандинавские «варяги» выступают в роли фактически первооткрывателей торговых путей в Восточной Европе, создателей этой торговли и главных ее участников. При этом, именно эти скандинавские купцы/пираты отождествляются с русами и считаются в конечном итоге создателями Русского государства.
При этом, следует отметить, что в скандинавских сагах присутствие доблестных первооткрывателей в лесах Восточной Европы не отмечено. Саги достаточно ярко описывают борьбу скандинавских дружин за контроль над конечным торговым пунктом восточноевропейской части торгового пути – Ладогой. В целом, при желании, можно обнаружить археологические свидетельства этой борьбы. Во всяком случае, дыма без огня не бывает. Между тем, историки и археологи не утруждают себя мыслями о том, зачем самим жителям Восточной Европы нужны были такие скандинавские посредники, каким образом чужаки, известные своим буйным нравом, пробирались через достаточно дикие края, и зачем вообще скандинавам или кому-то другому понадобилось бы уходить далеко от любимого и знакомого моря в дебри Восточной Европы, если серебро само приходило к ним. Присутствие балтийских иноземцев на севере Восточной Европы подтверждается летописным преданием о варягах. Однако, варяги в нем представлены не купцами, а завоевателями, которые приходят из-за моря для сбора дани. Судьба таких «находников» была аналогична судьбе скандинавских викингов в диких краях Восточной Прибалтики, Ирландии, Северной Америки – их «изгнали за море». Затем, правда, возникла, якобы, необходимость в том, чтобы призвать варяжских князей обратно, но это тема для отдельного разговора.
У нас есть письменные источники, описывающие торговлю Востока с Восточной Европой. Но, картина там совсем не такая, какую рисуют норманисты или антинорманисты «северного разлива». Русы в арабских источниках действительно представлены как активные участники этой торговли. У ибн-Хордадбега, зафиксировавшего наиболее ранний этап восточноевропейской торговли русов, русские купцы по пути «Черное море – Азов – Дон – Волга – Каспий», через хазарские земли проникают вплоть до Багдада и Рея. В «Анонимной записке», которая легла в основу трудов географов «школы Джайхани» (ибн-Русте и другие) русские купцы по-прежнему участвуют в торговле, но ограничиваются рынками Хазарии и Волжской (?) Болгарии. Маршруты их при этом не описываются, но они явно связаны с водными магистралями. В трудах ал-Балхи и его последователей главными партнерами русов выступают волжские болгары, а их основные русские контрагенты – русы Куябы, через которых торгуют также русы Арсы. Эта информация в целом соответствует данным ибн-Фадлана, который лично встретил около 921-922 г. русских купцов в Волжской Болгарии. Возросшую роль Волжской Болгарии и прекращение экономического сотрудничества русов с Хазарией объясняется конфликтом 912-913 гг., когда мусульманская гвардия хазарского царя перебила русское войско, возвращавшееся из морского похода на побережье Южного Каспия. Маршрут этого похода описывает Масуди и он совпадает с маршрутом русских караванов по ибн-Хордадбегу. Следовательно, можно предположить, что русские караваны «Анонимной записки» могли идти в Хазарию тем же путем, но учитывая, что в торговле на этом (втором) этапе начинает принимать участие Волжская Болгария, логично предположить, что русы осваивают более дальний маршрут по рекам Восточной Европы. Это можно связывать с обострением ситуации в степях Причерноморья, где господствовали мадьяры.
Ибн-Фадлан оставил нам описание волжской торговли. Русы выступают тут как пришельцы, ищущие доступ к арабскому рынку. Главными же участниками торговли, которые и контролируют торговые пути, выступают болгары. Но, болгарские купцы вовсе не стремятся в далекие и холодные северные страны. Нет, торговля осуществляется самым экономичным способом. Болгары оставляют свои товары на границах более диких партнеров из страны Вису (летописная Весь – вепсы, живущие на Белом озере) и из страны Йура (летописная Югра). Эти народы – главные поставщики мехов Восточной Европы и оставались в таком качестве еще много веков. Болгары перепродавали ликвидные товары хазарам или через Среднюю Азию, минуя опасных кочевников, саманидским эмирам, а хазары – на рынки Закавказья и Ирана. Продолжая схему, нарисованную ибн-Фадланом, можно вполне уверенно утверждать, что аналогичным образом и в более раннее время, осуществлялась посредническая торговля через земли Вятичей на Оке, Мери и далее через земли Словен и Кривичей до Балтики. Как показывают археологические исследования, более удобный путь по Зап. Двине почему-то был тупиковым. Это можно объяснить только позицией воинственных балтских племен, предков латышей, предпочитавших долгое время грабить, а не торговать, поэтому пользовались менее удобным путем через Ладогу. Уже здесь, в Ладоге, эстафету у местных купцов принимали купцы с Балтики (славяне или скандинавы). Возможно, какие-то отряды искателей приключений и предпринимали попытки проникнуть вглубь Восточной Европы, но к русам это прямого отношения не имеет, а то, что про «варягов» греческие и арабские источники сообщают лишь с 11 века, указывает на то, что попытки эти были не очень удачные. Если предположить, что артефакты, свидетельствующие по мнению археологов о скандинавском присутствие в мерянском Сарском городище, Тимирево под Ярославлем, в Гнездово под Смоленском и «Рюриковом Городище» под Новгородом, оставили именно их хозяева – варяги, а не то, что эти вещи просто попали сюда в результате торговли или после того, как варягов немножко убили, можно утверждать, что варяги так и не сумели проникнуть к главным центрам волго-балтийской торговли. Вероятно, важную роль в этом сыграли русы, шедшие с юга и взявшие, судя по всему, под свой контроль торговые пути через Верхнюю Волгу во второй половине 9 века. Характерно, также, что по преданию варяги Аскольд и Дир, толи, отколовшиеся от Рюрика, толи, проникшие в Восточную Европу еще до его «призвания», ушли не на «хлебный» Волжский путь, а в глухомань в Среднем Поднепровье, где поселились в маленьком укрепленном городке Киеве, среди слабого племени Полян.
Подводя итог, хочется еще раз повторить, что оснований предполагать какую-то особую ключевую роль северных купцов и дружин с Балтийского моря («варягов»), вне зависимости от их происхождения, в Волго-Балтийской торговле, просто нет. Отождествлять этих купцов с русами восточных источников, также нет никаких оснований, так как маршруты русов описываются арабскими источниками и это маршруты южные, связанные с Черным морем, а не с Волго-Балтийским торговым путем. Лишь в Х веке надежно фиксируется присутствие русов на северных речных торговых магистралях, но в это время арабские источники однозначно указывают на то, что эти магистрали контролируют киевские русы. Само проникновение южных русов на будущий Русский Север следует связывать с тем, что южные маршруты, проходящие через причерноморские степи и Хазарию, оказываются для них закрытыми сначала мадьярами, а затем, после 912 года, - хазарами. Таким образом, со второй половины 9 века для Руси возрастала роль Волжской Болгарии как главного торгового партнера в торговле с Востоком. В тоже время, русские купцы переключались на византийский рынок и трансконтинентальный путь в Центральную Европу.
Tags: Русская земля, Хазария, арабы о русах, варяги, варяжская легенда, варяжский вопрос, меря, рузарии, русская торговля, русско-хазарские войны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments