ortnit (ortnit) wrote,
ortnit
ortnit

Categories:

Авары. Великие и ужасные. Ч. 1

Пролог. Успехи и неудачи Империи.
VI век н.э. занимает особое место в истории Восточной Европы. Вплоть до возникновения русского летописания эта огромная часть света не была так хорошо описана письменными источниками как в это столетие, отделяющее Античность от Средних веков. Причина этому – втягивание восточноевропейских народов в большую политику, проводимую великой еще Восточной Римской империей.
Первая половина столетия, несмотря на все сложности, закончилась для ромеев блестяще. После распада Гуннской державы на степных пространствах Восточной Европы так и не возникло силы, сравнимой с гуннами по потенциалу и опасности для оплота цивилизации на Балканах. Настроение императорам во Втором Риме омрачали конечно набеги новых варваров, которых сначала приняли за гетов, сгинувших в Великих Переселениях, но потом выяснилось, что это какие-то анты и словене. Вместе с потомками гуннов кутригурами они несколько раз вторгались во Фракию при императоре Анастасии. В 517 году впервые совершили самостоятельный набег. Но, при Юстине I (518-527 гг.) его племянник Герман Аниций впервые нанес мощное поражение антам, которое сильно умерило их аппетиты и дерзость (спустя 20-30 лет словене еще помнили славную победу Германа и относились к старому полководцу с большим почтением. В 530-е Империя наносит ответный удар и наступает по всем направлениям: в 530-м полководец Мунд, потомок Аттилы и гепидских королей успешно отражает набег кутригуров; в 531-м его сменяет доблестный Хильбуд (толи германец, толи славянин на римской службе), который начинает наступать на варваров, постоянно совершая дерзкие вылазки за Дунай; 533-534 – ромеи уничтожают Вандальское королевство в Сев. Африке и возвращают давно потерянную богатейшую провинцию в лоно Империи; в 535-м ромейский десант высаживается в Италии – начинается Готская война, растянувшаяся на долгие 20 лет, но тогда казалось, что Италия вслед за Африкой сама упадет в руки императору Юстиниану Великому. Усилиями Хильбуда и римской дипломатии толпы «гуннов», словен и антов идут на римскую службу, их отправляют в далекую Италию, где они успешно служат славе Второго Рима, воюющего за Рим Первый в то время, как их соплеменники отбиваются от Хильбуда и мечтают ограбить балканские провинции.
Вдруг, в 534 г. варвары наносят новый удар – Хильбуд заигрался, его заманили в засаду и уничтожили со всеми его войсками. В следующем году, когда отборные войска высаживались в Италии, задунайские варвары наносят удар по беззащитной границе. На следующий год новый набег, затем еще. После набега 537 г. на Дунайской границе наступило временное затишье. Варвары сцепились друг с другом. До этого времени ведущей силой в славяноязычном мире были анты, племенной союз сложился еще в IV в., когда они сражались с легендарными готскими королями. С распадом Гуннской державы анты заняли огромные пространства от Карпат и Днестра до устья Дуная и Днепра. В Прикарпатье они граничили с родственными племенами словен, а в степях – с кочевыми ордами болгарских племен кутригуров и утигуров. С кочевниками у них проблем не было, все были довольны и совместно совершали набеги на Балканы. Словене уступали антам силой и организованностью. Какие-то словенские племена, особенно в Мунтении, Олтении и Молдавии входили в Антскую федерацию. Анты контролировали благодаря этому северное побережье Дуная. После походов Хильбуда все изменилось. Очевидно, анты не слишком заботились о защите своих словенских союзников. Они были далеко и походы ромейских пограничников их не тревожили. Чтобы противостоять опасности, словенам была нужна сила. Они объединились, организовались и нанесли врагу поражение.
Общая победа ускорила консолидацию словен. Далеко от Дунайской границы, на Волыни сформировался центр этого союза. Столкновение с антами, претендовавшими на лидерство среди дунайских племен, было неизбежным и оно случилось около 537-539 гг. Анты потерпели поражение. Часть их территории отошла к словенам, а антские племена были вынуждены начать осваивать Левобережную Украину.
Анты не собирались просто оплакивать свою горькую судьбу. Довольно скоро они решили возместить потери за счет Империи. Около 540-544 гг. антские отряды вторглись за Дунай, но уже в 545-м все резко изменилось. Виноват в этом был один ромейский аферист. Торгуя со словенами и антами, этот жулик наткнулся на молодого раба – пленного анта, захваченного словенами во время минувшей войны. Рабство у словен и антов, по сравнению с классическим рабством древних греков и римлян, было скорее символическим, но малоприятным. Раба звали Хильбуд. Вероятно, мальчишку назвали в честь грозного полководца, однако парень славы и удачи римского военачальника не унаследовал.
У ушлого ромея сразу же созрел план – парня можно выдать за пропавшего без вести полководца! Пока суть да дело, торговец успеет поймать свой хайп и получить гешефт и слинять. Парня он выкупил, но как только тот оказался на антской земле, то встал в позу и заявил, что по местным законам теперь свободный человек. Ситуация становилась все сложнее, пока не переросла в повод для переговоров Империи и Антского союза. В Константинополе находку Хильбуда расценили как возможность на долгие годы решить проблему безопасности Дунайской границы. Проект предполагал массовое переселение антов на Дунай, восстановление заброшенной римской крепости Туррис как столицы антов и создание Антского королевства в качестве федерата Империи, получающего ежегодные субсидии от Второго Рима. Хильбуд должен был стать соучредителем совместного предприятия и залогом будущего союза. Таким образом, анты должны были встраиваться в единую систему безопасности, западными элементами которой уже были королевства лангобардов в Паннонии и гепидов в Трансильвании. В условиях затягивающейся войны в Италии такая дипломатическая победа была бы для Юстиниана подарком судьбы.
Но, не подвезло. Какой-то умник, знавший Хильбуда лично раскусил обман. Паренька увезли в Константинополь, где он тихо и незаметно окончил свои дни. Имперская бюрократия не проявила должной гибкости. Проект Антского королевства остался нереализованным. Но, сам союз с Империей анты сохранили. На Балканы они набеги больше не совершали, за что ромеи должны были возмещать недополученную прибыль антской знати ежегодными подарками, надо полагать. Это в свою очередь должно было способствовать сохранению федерации. У антов начала формироваться правящая элита. Особенно выделилось семейство Идаризия и его сыновей – Келагаста и Мезамира. При дворе императора их имена были известны. Несмотря ни на что, анты стояли в шаге от создания раннего государства.
Пока анты стояли на пороге государственности в варварском ее понимании, их соперники словене уже занесли ногу, чтобы переступить этот порог. Пока раскручивалась афера с Хильбудом, они совершили набег на Фракию. В 548-м, когда союзнический антский контингент уже воевал в Италии, словене снова ограбили Империю. Дунайских словен или весь Словенский союз (помните, «Словенское царство»?) возглавлял смелый и решительный «рикс» Добрята. Антских вождей таким титулом еще не награждали. Идаризий и его сыновья были скорее почетными президентами, в то время как их словенские соседи уже выработали институт наследственной монархии (далеко не абсолютной, само собой).
Мы не знаем насколько далеко на запад распространялись границы «Словенского царства». Входили ли в него польские и чешские земли? Скорее всего нет. Тамошние словене тоже проявляли активность. Около 539 г., после того как у лангобардов случилась небольшая заминка с передачей короны, сын неудачливого претендента на престол Ильдигиз бежал к словенам, где сколотил эффективное боевое подразделение из своих немногочисленных сторонников и словенских добровольцев. Очень скоро началась очередная война лангобардов с гепидами. Ильдигиз принял в ней активное участие на стороне гепидов. Гепиды обрадовались и выдвинули изгнанника в качестве альтернативного кандидата в лангобардские короли. Однако, принцу на белом коне лангобарды не обрадовались, да и гепиды войну продули. Условием мирных переговоров 547 года стала репатриация Ильдигиза на родину. Он требованиям соотечественников почему-то не обрадовался и вновь эмигрировал к словенам, продолжавшим осваиваться на землях благословенной Богемии, Моравии и Словакии (это мнение С.В. Алексеева, а может быть, ушел в «Словенское царство», подробностей у нас нет).
В Италии в это время готы не только не сдавались, но и перешли в контрнаступление, обретя настоящего вождя в лице Тотилы. Слава его далеко распространилась за пределы Италии. Долетела она и до предприимчивого Ильдигиза, которому надо было и дружину чем-то кормить. Принц набрал целых 6 тыс. добровольцев из словенской молодежи и двинулся в Италию в 549 г. Очевидно, он прошел через дружественных ему гепидов, которые в 547-м так и не выдали его лангобардам. Пока писал эти строки, узнал, что и широко известный в узких кругах И. Коломийцев предлагает, что и первый раз к словенам Ильдигиз бежал через гепидов – к дунайским словенам Ипотештинской культуры. Принц-изгнанник добрался до Венетии (благодатная родина основателей славного града Венеции), где вдоволь пограбил, но затем, вместо того, чтобы дальше двигаться к Тотиле, развернулся и отправился восвояси. Можно подозревать какое-то соглашение с имперскими властями, так как через какое-то время Ильдигиз окажется на службе в Империи.
Толи Тотила вдохновился успехами несостоявшегося союзника, толи словене на Дунае решили перейти в более тяжелую весовую категорию, но в 550 г. начинается первое масштабное вторжение словен на Балканы. В Константинополе подозревают союз задунайских варваров с королем готов. Словене очень разные выступают на балканском театре боевых действий. С одной стороны – это медлительная и неуверенная в себе масса (ромеи насчитали 100 тысяч!), которая осторожно осваивает Иллирик (будущую Сербию), с другой стороны – трехтысячный корпус, авангард, который подготавливал почву для массы переселенцев. Это хорошо подготовленные профи, боевики с явным богатым опытом. Они разделяются на два отряда, один из которых разоряет Фракию, а другой – Иллирик. Разделившись, эти элитные подразделения не теряют эффективности. Фракийский отряд берет штурмом ромейские крепости, громит регулярную армию, режит на ремни (в прямом смысле слова) высших армейских офицеров.
Словене разоряют Балканы два года. Видя их успехи и неспособность Константинополя организовать оборону, во Фракию вторгаются кутригуры, которые действуют здесь до 552 года. Анты остаются союзниками, но впрягаться за империю не спешат (хватит того, что их отряды служат в Италии), тем более, что кутригуры антам друзья. Тогда Юстиниан находит новое оружие против кутригуров – он заключает союз с утигурами, менее успешными родичами врагов Второго Рима. Как только кутригуры нападут на Империю, утигуры должны будут напасть на их кочевья. Добыча вся – утигурам, плюс – подарки от императора. Утигуров уговаривать не надо.
События 550-552 гг. показали, что дунайская система безопасности дала сбой. Мало того, что словене и кутригуры без особых усилий пересекают Дунай на имперском участке границы, так еще и гепиды за долю в добыче перевозят врагов Рима! Гепиды это сделали зря. Юстиниан решил покарать забывших свое место союзничков. В том же 552-м истек срок перемирия с лангобардами. Ромейские послы дали понять Длиннобородым, что не будут поддерживать гепидов в случае новой войны, наоборот помогут их врагам. Лангобардов уговаривать не пришлось. Гепиды были наголову разбиты. Это стало началом конца славы победителей гуннов (столетие назад именно гепидский король Ардарих возглавил бунт против гуннов, который привел к уничтожению их державы). В том же году был убит Тотила. В 553-м пал последний король готов в Италии Тейя. Поступь Империи сотрясала Европу. Уже под власть Юстиниана перешла часть испанского побережья. В 555-м франки потерпели поражение, попытавшись оттяпать кусок Италии. Казалось бы, еще чуть-чуть и Средиземноморье вновь будет объединено под знаменами Рима, а потом можно будет побороться и за Галлию, и за Паннонию. Пусть не при Юстиниане, но Империя будет восстановлена!
На фоне этих успехов событие на окраине восточноримской ойкумены, в Поволжье, не вызвало опасений. А там появился новый кочевой народ, вдруг разгромивший сильнейших в этом регионе степняков – савиров. Савиры долгое время были объктом дипломатического соперничества между Восточным Римом и Ираном, воюя то на стороне первых, то на стороне вторых. Они получали дары от обеих сверхдержав, грабя попутно владения обеих. Накануне они успешно сотрудничали с ромеями и помогли взять сильную крепость Петру. Некогда авары изгнали савиров с Востока и теперь, вновь услышав грозное имя, савиры опустили руки, хотя в действительности силы их намного превосходили силы пришельцев.
Оказавшись в Поволжье, авары довольно быстро нашли общий язык с аланами. Царь Саросий, видимо не очень расположенный к воинственным савирам, способствовал путешествию аварских послов в Константинополь. Степные бродяги показали себя достаточно уверенными переговорщиками. Они договорились о союзе с Империей, и Юстиниан отправил ответное посольство в кочевья аваров. Их вождь Баян носил гордый титул кагана – верховного правителя кочевых народов.
Вскоре после убытия аварских послов в Константинополе появляются послы еще одного кочевого народа – тюрок. От них императорский двор услышал историю, от которой голова шла кругом. Оказывается, эти самые авары – вовсе не авары, а какие-то уар и хуни или вовсе вархониты, которые только прикрываются славным именем неведомых ромеям, но явно очень крутых истинных аваров. Презренные вархониты же – всего лишь беглые рабы великого кагана тюрок, потрясателя Вселенной etc. еtc. Юстиниан не очень понял в чем суть, но на всякий случай подружился и с тюрками, от которых (император уловил основное) авары, которые не авары, и бежали из азиатских степей.
Авары тоже были не лыком шиты. Из источников это явно не следует, но Л. Гумилев справедливо предполагает, что беглецы обратились с предложением о союзе не только к ромеям, но и персам. Причем на фоне завязавшейся дружбы Юстиниана с кровными врагами аваров, персидское предложение оказалось более действенным. Авары обрушили свою мощь на друзей Рима в Предкавказских степях (за исключением аланов), но пока все это было далеко и напрямую ромеев не касалось.
В 559 г. кутригурский вождь Заберган возжаждал славы великого завоевателя. В союзе со словенами он обрушился на Балканы, перейдя Дунай зимой по льду. Его орда дошла до самых Длинных стен – оборонительных сооружений, прикрывавших пригород Константинополя. Лишь Велизарий, прославленный победитель вандалов и готов, сумел отразить нападение. Юстиниан был крайне огорчен. Ему не хватало только нового Аттилы, когда все так хорошо складывается на Западе. Решить проблему было поручено новому союзнику – Сандилху, вождю утигуров. В развернувшейся войне между двумя родственными народами перевес, казалось бы, склонился на сторону утигуров. Хотя, в целом истощены были обе орды. Юстиниан мог ликовать. Divide et impera! Но, в итоге ромеи обманули сами себя.
Забергану не оставалось ничего иного, как обратится к Баяну за помощью. Авары обрушились всей своей мощью на утигуров, разгромили их кочевья, а затем вынудили кутригуров влиться в новорожденную кочевую империю. В причерноморских степях случилось именно то, чего так опасались в Константинополе.

Продолжение следует...
Tags: Византия, Рим и варвары, авары, болгары, гунны, славяне, тюрки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments