ortnit (ortnit) wrote,
ortnit
ortnit

Categories:

После античности. Крым в VIII в. Ч. 1

Аварские, славянские, тюркские нашествия на европейские владения Империи, бесконечная война с персами и последовавшие за ней завоевания арабов на Востоке навсегда изменили политическую и этническую карту мира. Античность закончилась. Началось суровое Средневековье. Эти изменения не миновали и Северное Причерноморье вообще, и Крым в частности. Новый период в истории полуострова определялся во многом появлением новой державы, которая существенно отличалась от эфемерных степных держав прежнего периода. После распада Западного Тюркского каганата на его западных границах усилились хазары, которые во 2-ой половине VII в. вышли на рубежи империи в Причерноморье. Именно хазары в значительной степени повлияли на этнополитическую ситуацию в Крыму.
Из-за скудости источников, многие вопросы, связанные с историей Хазарии и ее присутствия в Крыму остаются дискуссионными. Можно выделить такие фундаментальные для изучения этой темы вопросы, как датировка прихода хазар в Крым и основные этапы хазарской экспансии; какая сила была доминирующей в регионе в «хазарский период» и как были распределены сферы влияния между хазарами и Византией в разное время; был ли установлен кондоминиум, совместное господство двух держав над крымскими городами; появление и развитие салтово-маяцкой культуры, которую большинство исследователей считает материальной культурой Хазарского каганата, в Крыму.
Наиболее ранними письменными источниками, которые зафиксировали присутствие хазар на территории Крыма, являются «Хронография» Феофана Исповедника и «Бревиарий» патриарха константинопольского Никифора. Оба автора повествуют о ссылке в Херсон свергнутого императора Юстиниана II, который бежал к хазарам, а затем возвратился на константинопольский престол при поддержке хазар и болгар. Вернув власть, император приступил к неудачной попытке наказать Херсон, место своего заключения . Опираясь на эти источники, авторы различных работ пришли к диаметрально противоположным выводам относительно статуса Крыма в этот период. От мнения о полном подчинении Крыма или большей его части хазарам до утверждения об установлении кондоминиума Хазарии и империи . В связи с этим, необходимо еще раз обратиться к этим источникам.
Юстиниан II был свергнут в 695 г., после чего он был отправлен в ссылку в Херсон. Узнав в 704 г. о свержении своего политического противника, императора Леонтия, Юстиниан предъявил свои претензии на престол. Херсонцев, очевидно, в первую очередь городские власти, напугала подобная активность их изгнанника и они решили либо убить его, либо отправить в Константинополь. В свою очередь, Юстиниан, узнав об этом, бежал к хазарам и с разрешения хазарского кагана поселился в Фанагории на азиатском берегу Боспора, а также женился на сестре кагана, принявшей в крещении имя «Феодора». Новый император, Тиверий Апсимар, опасаясь Юстиниана, уговаривал кагана выдать бывшего императора, соблазнив Хазарина «обещанием множества даров». Согласно Феофану: «Хаган уступил такой просьбе и послал Юстиниану охрану под предлогом, как бы его собственные соплеменники не устроили против него заговор, а (сам) приказал Папацу, бывшему в Фанагории от его лица, и Валгицу, архонту Босфора, убить Юстиниана, как только дадут им знать. Но, как через слугу хагана об этом была извещена Феодора, (все) стало известно и Юстиниану, он, призвав упомянутого Папаца для беседы наедине, задушил его струной; так же (Юстиниан поступил) и с архонтом Валгицем. (Затем) он немедленно отсылает Феодору в Хазарию, а сам тайно сбежал из Фанагории» . Никифор передает эти события так: каган «послал людей для охраны Юстиниана под видом того, как бы он не подвергся козням со стороны своих соплеменников, а на самом деле — стеречь Юстиниана, чтобы он не скрылся, стремясь заранее себя обезопасить. Архонту из единоплеменников, жившему при Юстиниане, а также архонту Скифского Боспора хаган приказывает выжидать, пока он не поручит им убить Юстиниана как можно быстрее. Но об этом извещает Феодору один из слуг ее отца, а она донесла о заговоре мужу. Тогда Юстиниан призвал того местного хазарина (к себе) и уединившись с ним, задушил его петлей; таким же образом он убивает и архонта Боспора» . После этих подвигов, Юстиниан бежал из Фанагории к болгарам, при помощи которых в 705 г. вернул себе престол. Из этих рассказов вроде бы следует, что хазарскому кагану подчинялись правители Фанагории на восточном берегу Керченского пролива, а также «Босфора», под которым, очевидно, следует понимать старую столицу Боспорского царства, современную Керчь. Далее, Юстиниан решил отомстить своим врагам в Херсоне и около 711-712 гг. «отправил в Херсон по злопамятству патрикия Мавра с патрикием Стефаном по прозвищу Асмикт. Помня о заговоре против него херсонитов, босфориан и остальных климатов, он снарядил большой флот на средства жителей города — синклитиков, ремесленников, димотов и прочих должностных лиц — из всевозможных кораблей: дромонов, триэр, скафов, вмещающих десять тысяч, галиад и даже хеландиев. Отослав их, василевс приказал истребить мечом всех жителей в тех крепостях и никого не оставлять в живых. Юстиниан передал им также спафария Илью, которого должны были поставить архонтом Херсона. Ромеи, прибыв в Херсон, захватили крепость, так как никто им не воспротивился, и уничтожили всех мечом, кроме подростков, пощадив их как неразумных и годных в услужение. А Тудуна — архонта Херсона, бывшего там от лица хагана, и Зоила, первого гражданина по роду и племени, также и сорок других знатных мужей, протевонов Херсона, вместе с семьями отослали василевсу. Других же семерых протевонов Херсона ромеи подвесили на деревянных вертелах и зажарили на огне; остальных двадцать, связав им руки за спиной и привязав к ремням хеландия, наполнили его камнями и потопили в пучине. Когда Юстиниан узнал об этом, разъярившись из-за спасения подростков, он приказал (ромеям) немедленно вернуться к нему. В октябре месяце флот отплыл и, выйдя в (открытое) море на восходе созвездия, называемого Таврура, чуть было весь не затонул: погибших при кораблекрушении насчитали 73 тысячи. Когда Юстиниан узнал об этом, то ничуть не опечалился, но, напротив, еще больше преисполнился радости и был уже в высшей степени одержим безумием и, крича, угрожал, что вышлет другой флот, распашет и сровняет с землей все вплоть до стен. Это услышали жители крепостей, приняли меры к безопасности и, вынужденные задумать (что-то) против василевса, послали к хагану в Хазарию просить войско для своей охраны. Между тем восстает спафарий Илья и изгнанник Вардан, которого к тому времени отозвали с Кефалинии и который был с флотом в Херсоне. Узнав об этом, Юстиниан послал (в Херсон) с небольшим числом дромонов патрикия и логофета геникона Георгия, по прозвищу Сириец, эпарха Иоанна и турмарха Фракисийцев Христофора с тремястами вооруженными воинами, передав им Тудуна и Зоила, которым они должны были вернуть их (прежнее) положение в Херсоне; а через послов они должны были оправдаться перед хаганом, Илью же и Вардана — привести к василевсу. Когда ромеи переправились в Херсон, херсониты отказались вступить с ними в мирные переговоры. На следующий день горожане, склонив войти в город только (Георгия, Иоанна и Христофора), закрыли ворота, логофета геникона вместе с эпархом зарубили мечом, а Тудуна, Зоила и упомянутого турмарха с тремястами стратиотами выдали хазарам и отослали хагану. Когда в дороге умер Тудун, хазары принесли ему жертву, убив турмарха с тремястами стратиотами. Тогда херсониты и жители других крепостей свергли Юстиниана и провозгласили василевсом сосланного туда Вардана-Филиппика. Узнав это, еще больше неистовствовал Юстиниан: детей спафария Ильи он заколол на груди матери, а ее заставил выйти замуж за своего повара, родом индийца. Вслед за этим Юстиниан, снарядив второй флот, посылает патрикия Мавра Бесса, дав ему для осады таран, манганики и другие осадные машины, и приказывает ему сровнять с землей стены Херсона и весь город, ни единой души не оставлять в живых, а о происходящем извещать его часто донесениями. Мавр, как только переправился, разрушил башню, называемую Кентенарисий, и ближнюю к ней, называемую Сиагр, но тут пришли хазары, и наступило перемирие. Вардан, бежав, прибыл к хагану. Покуда флот бездействовал и в то же время не осмеливался вернуться к василевсу, ромеи низложили Юстиниана, а Вардана провозгласили василевсом и попросили хагана выдать им Филиппика. Но хаган потребовал с них обещание не предавать Вардана и доставить ему за каждого человека по номисме. Тотчас дав это, они получили василевсом Филиппика. Между тем, поскольку флот медлил и не приходили донесения, Юстиниан догадался о причине и, взяв с собой людей из Опсикия и часть Фракисиайцев, поднялся к Синопе. Когда он всмотрелся в противоположный берег, то увидел, что флот поднимает паруса против Константинополя, и, зарычав как лев, сам направился в город» . История закончилась для Юстиниана печально. Непопулярный император вновь был свергнут. При появлении флота нового императора он бежал из столицы, но был схвачен и казнен.
Из этого рассказа уже следует, что хазарский наместник – тудун – находился уже и в Херсоне. То есть, можно предполагать, что весь Крым от Керчи до Севастополя признавал власть кагана хазар. Исследователи как правило видят в Папаце хазарского наместника Фанагории, а Валгица понимают как местного правителя Боспора, вассала хазар . Однако, есть мнение, что Папац не имел отношения к управлению Фанагорией. Источники не говорят об этом прямо. Феофан говорит о Папаце как «бывшему в Фанагории от его лица», а Никифор «Архонту из единоплеменников, жившему при Юстиниане» . Таким образом, скорее всего Папац был лицом, приставленным каганом к Юстиниану, чтобы присматривать за такой важной персоной. Женой Юстиниана была сестра хазарского кагана и он не скрывал своих претензий на императорский венец. Все это делало присутствие особого доверенного лица рядом с изгнанником необходимым. Этой точке зрения не противоречит то, что Никифор называет Папаца архонтом. Он понимал под этим термином не только правителей областей или наместников, но и представителей варварской знати .
Валгица Феофан определенно называет «архонтом Босфора», а Никифор «архонтом Скифского Боспора». То есть Валгиц был наместником кагана на Боспоре. Но, все таки был ли Боспор Пантикапеем? Есть основания сомневаться в этом. И Феофан, и Никифор отмечают, что Юстиниан постоянно жил на азиатском берегу Керченского пролива, в Фанагории. В связи с этим можно предполагать, что под «Боспором» в данном случае следует понимать азиатское побережье пролива с центром в Фанагории. Уточнение Никифора, что Валгиц правил в «Скифском Боспоре», по мнению И.С. Чичурова, связано с желанием отличать Скифский Боспор от Фракийского . Согласно другому мнению, «Босфор Скифский» означает тоже самое, что античный термин «Боспор Киммерийский» - просто Керченский пролив. Так патриарх Фотий в письме к архиепископу Боспора Антонию (873 г.) называет Черное море именно Скифским . Ю. Могаричев полагает, что под «архонтом Боспора» следует понимать чиновника, «который от имени кагана контролировал пролив и, возможно, осуществлял сбор податей с территории бывшего Боспорского царства. Ставка же его находилась в Фанагории», что «объясняет нахождение «архонта Боспора» на противоположном от города берегу пролива». Автор приходит к выводу, что произведения Феофана и Никифора не содержат прямых сведений о непосредственном контроле хазар над Боспором .
Далее, каган, намереваясь избавиться от опасного родственника, отправил в Фанагорию охрану под предлогом того, чтобы местные соплеменники Юстиниана его не убили. По мнению Ю. Могаричева, если бы в Фанагории или в окрестностях находились значительные военные силы хазар, то кагану не было необходимости посылать туда дополнительные войска, а достаточно было направить одного или несколько чиновников с соответствующими полномочиями, которые и обеспечили бы Юстиниану необходимую «охрану». Следовательно, рассуждает автор, источники позволяют говорить об отсутствии в Фанагории на тот момент значительных военных сил хазар . На наш взгляд, эти рассуждения не вполне корректны, так как каган, замышляя предательство, мог опасаться предательства своих представителей на местах. В конечном итоге, Юстиниан действительно был предупрежден со стороны друзей своей жены. Потому, каган должен был отправить для выполнения ответственного задания особенно преданных себе людей.
Однако, в Крыму, судя по всему, действительно не было хазарских гарнизонов. «Жители крепостей», куда несомненно входил и город Боспор, ожидая мести со стороны Юстиниана, просили кагана прислать им войско для охраны из Хазарии. Никифор и Феофан, как мы видим, отделяют Хазарию от Крыма и Фанагории .
В тоже время, в крупнейшем центре Крыма, в Херсоне, появляется хазарский наместник —тудун. Несомненно, что тудун появился в городе лишь после бегства Юстиниана из города, так как в противном случае ему не было необходимости пытаться связаться с каганом после бегства из Херсона. Возможно, что Херсон был частью платы Тиверия, который обещал хазарскому правителю «много денег и даров» за Юстиниана. Итак, тудун появился в Херсоне после 705 г, зафиксирован в 711—712 гг. и более ни разу не упоминается ни византийскими хронистами, ни эпиграфическими памятниками. Нет информации также о нахождении в городе хазарских войск. Очевидно, тудун должен был следить исключительно за выплатой дани и доходами от торговли . Скорее всего, тудун покинул город после того, как к власти, при поддержке хазар, пришел Вардан - Филиппик.
Таким образом, Боспор, Херсон и Климаты несомненно выступают в этой истории как владения Византии. На это указывает и ссылка Юстиниана в Херсон, и то, что в заговоре против него приняли участие «херсониты, босфориане и остальные климаты», и стремление вернувшего власть Юстиниана истребить жителей «в Херсоне, Босфоре и других архонствах», и то, что Вардан был провозглашен императором «херсонитами и жителями других крепостей». Судя по имеющимся источникам, как местные жители, так и империя рассматривали эти местности как ромейские, а не хазарские или имперско-хазарский кондоминиум. Данную точку зрения подтверждает также археологический и нумизматический материал .
Хазары по отношению к Крыму выступают здесь исключительно как внешняя сила. Юстиниан имел возможность встретится с каганом только за пределами полуострова. Жители крымских крепостей «послали к хагану в Хазарию просить войско для своей охраны», Юстиниан, узнав о заговоре Ильи и Вардана, возвращает тудуна и пытается «оправдаться перед каганом». «Ромеи» обязаны были выплатить значительную сумму за возвращение бежавшего к кагану Вардана, провозглашенного императором. Источники не упоминает ни о территориальных, ни о политических претензиях со стороны хазар, отмечая исключительно меркантильный интерес. Исходя из вышесказанного, мы можем сделать вывод, что в начале VIII в. границей между Хазарией и ромейским Крымом проходила по Керченскому проливу, а Боспор, как и Херсон и Климаты оставался в составе империи. Хазары преследовали лишь возможность получения дани .
Tags: Византия, Рим и варвары, Северное Причерноморье, Хазария, болгары, тюрки, хазары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments