ortnit (ortnit) wrote,
ortnit
ortnit

Category:

Агафирсы в истории Европейской Скифии

6 апреля 1988 г. родился Ваш покорный слуга. По случаю 33-хлетия решил поделиться с читателями очередной малоизвестной страницей мировой истории.Текст, правда, получился большой.
Любителям античности и поклонникам скифов наверняка должно быть известно загадочного народа агафирсов, о котором в нескольких местах своего «Скифского логоса» упоминает Геродот. Дело не сложное, поэтому приведем эти цитаты:
1. Легенда о происхождении трех скифских племен от Геракла и змеедевы: «…Когда дети выросли, мать дала им имена. Одного назвала Агафирсом, другого Гелоном, а младшего Скифом. Затем, помня совет Геракла, она поступила, как велел Геракл. Двое сыновей – Агафирс и Гелон не могли справиться с задачей, и мать изгнала их из страны. Младшему же, Скифу, удалось выполнить задачу, и он остался в стране».
2. Перечисление притоков Истра (Дуная): «Река же Марис течет из страны агафирсов и впадает в Истр».
3. Гибель скифского царя Ариапифа (ок. 490-х – 450-х гг.): «Впоследствии через некоторое время Ариапифа коварно умертвил Спаргапиф, царь агафирсов».
4. Расселение скифских племен: «Северные части Скифии, простирающиеся внутрь материка, вверх по Истру, граничат сначала с агафирсами, затем с неврами, потом с андрофагами и, наконец, с меланхленами».
5. Подготовка к войне с персами: «На совещании присутствовали цари тавров, агафирсов, невров, андрофагов, меланхленов, гелонов, будинов и савроматов». Чуть ниже сообщается, что агафирсы, невры, андрофаги, меланхлены и тавры отказались помогать скифам в грядущей войне.
6. Этнографическая характеристика агафирсов: «Агафирсы – самое изнеженное племя. Они обычно носят золотые украшения и сообща сходятся с женщинами, чтобы всем быть братьями и как родные не завидовать и не враждовать между собой. В остальном их обычаи схожи с фракийскими».
7. Скифы, отступая от персов и заманивая их в безводные степи, водили персов по землям враждебных соседей: «Агафирсы увидели, как их соседи бежали в страхе перед скифами и послали глашатая, прежде чем те проникли в их землю, с запрещением вступать в их пределы. Агафирсы заявили скифам, что если те все же посмеют вторгнуться в их страну, то им придется сначала выдержать смертельный бой с ними – агафирсами. После этого агафирсы выступили с войском к своим границам, чтобы отразить нападение. Меланхлены же, андрофаги и невры не осмелились оказать сопротивление персам и скифам. Забыв о своих угрозах, они в страхе бежали все дальше на север в пустыню. Скифы же не пошли в страну агафирсов, так как те не желали их пропускать, а стали заманивать персов из страны невров в свою землю».
Эти сообщения ставили исследователей в тупик. С одной стороны, агафирсы – родня скифов и гелонов (тут, очевидно, подразумеваются будины, которых причерноморские греки по ошибке (за что их ругал Геродот) называли гелонами (гелоны по словам «отца истории» были полугреческим-полускифским племенем). Царь агафирсов носит скифское имя Спаргапиф (это имя носил основатель скифской царской династии, живший в VII в., потомками которого были легендарный скифский мудрец Анахарсис и победитель персов Иданфирс). Это наводило на мысль, что агафирсы должны быть кочевниками или полукочевниками, а их культура быть сродни скифской. Но, в этнографической характеристике Геродот заявляет, что обычаи агафирсов – фракийские. Это заставляло очень многих исследователей видеть в них фракийское или родственное им племя. Эти две основные точки зрения соперничают и до сих пор. Археологи (современные российские и украинские, по крайней мере) отдают предпочтение скифскому варианту. Помимо этого есть и другие варианты, например, агафирсов считают осколком киммерийских племен. Еще больше дело запутывает Стефан Византийский, энциклопедист VI в. н.э., собиравший сведения у античных авторов более ранних времен, например, у предшественника Геродота – Гекатея Милетского. Стефан вдруг пишет: «Травсы – племя народа кельтов, которых греки называют агафирсами». Вообще, травсы задолго до появления кельтов упоминаются Геродотом, как одно из необычных племен Фракии, отличающееся экзотическими представлениями о жизни и смерти (кстати, очень напоминающими представления фейри в преданиях островных кельтов). Травсы, по всей видимости, обитали на южных склонах Родоп.
Судя по всему, агафирсы обитали на запад от скифов. С ними связывается река Марис (Муреш?), северный приток Истра. Следовательно, агафирсы обитали в Карпатском регионе. Это подтвреждается и тем, что скифы сначала соседствовали с агафирсами, а потом с неврами и прочими племенами. Невров помещают в Полесье, на Волыни и верхнем Поднестровье. В их землях Геродот помещал истоки Днестра-Тираса и Южного Буга – Гипаниса, а Плиний, опиравшийся на авторов IV в. до н.э. – истоки Днепра-Борисфена. Опираясь на эти данные, археологи отождествили агафирсов с культурой Бырсеште-Фериджеле, позднегальштатской культурой, в которой просматривается сильное скифское влияние. Она была распространена в VI-V вв. до н.э. в Трансильвании, Молдавии, южном и восточном Прикарпатье и Подолии. Более того, эта культура по словам специалистов, не просто имеет скифские элементы, а является скифской в своей основе.
Из геродотовых заметок можно сделать вывод, что агафирсы были довольно богатым и могущественным объединением, враждовавшим со скифами как минимум с конца VI в. до н.э. Судьба скифского царя Ариапифа показывает, что в V в. до н.э. эта вражда вылилась уже в соперничество. Таким образом, хрестоматийная изнеженность агафирсов остается на совести информаторов Геродота. На деле агафирсы были явно грозным противником, оспаривавшим первенство «скифов царских».
Историки как правило не любят разбираться с темной историей причерноморской Скифии IV-III вв. до н.э., ограничиваясь анализом геродотовского описания предшествующего столетия и анализом многочисленных и богатых курганов этого темного периода. Вспоминают еще войны скифского царя Атея на Балканах. Поэтому, о судьбах агафирсов мы тоже не очень много найдем в специальной литературе. Археологи отмечают, что культура Бырсешти-Фериджеле исчезает около 400 г. до н.э. Что было дальше с агафирсами не уточняется. На том основании, что в римской провинции Дакия рабам давали периодически имя «Агафирс», предполагается, что часть их осталась в Трансильвании, где была ассимилирована даками.
На фоне такого молчания резко выделяется довольно специфическая работа историка и эпиграфиста В.П. Яйленко, который собрал и проанализировал в своих «Очерках этнической и политической истории Скифии в V-III вв. до н.э.» (Античный мир и варвары на юге России и Украины: Ольвия. Скифия. Боспор. Запорожье, 2007. С. 61-109) большое количество сведений античных авторов IV в. до н.э. – IV в. н.э., проливающих свет на судьбу агафирсов. Сразу следует отметить, что В.П. Яйленко подвергся сильной критике по отдельным вопросам археологии скифских поселений Поднепровья, реконструкции скифского похода македонского начальника Зопириона, трактовки сообщения Макробия об этом походе (у него вообще чуть ли не война шла с коллегами по множеству вопросов), но в том, что касается его реконструкции скифской истории в целом и особенно места агафирсов в этой истории критики я не встречал. С точки зрения источниковедческой части притензий к нему не наблюдается. Поэтому, воспользуемся его наблюдениями и отметим то, с чем не согласны.
В.П. Яйленко отметил, что историк IV в. до н.э. Эфор и некий связанный с его традицией Аноним, которым пользовались авторы римской эпохи Плиний и Помпоний Мела, рисуют несколько иную картину расселения племен в Скифии, которая отчасти совпадает, а отчасти отличается от описания Геродота. Очевидно, что это новые данные, фиксирующие изменения в этнополитической картине Северного Причерноморья. Нас интересуют именно агафирсы, которых неожиданно размещают в противоположном конце Скифии – к северу от Меотиды, в тех областях, что ранее принадлежали «скифам царским», господствующей группировке в геродотовой Скифии. При этом, в тех отрывках, что приписываются Эфору, царские скифы вообще не упоминаются. Его данные приблизительно датируются временем до 340 г. до н.э. В сочетании с археологическими данными можно сделать логичный вывод: после 400 г. до н.э. агафирсы покинули свое земли в Карпатском регионе и мигрировали в Приазовье, откуда в свою очередь ушли царские скифы.
Причины такой рокировки объясняются кризисом, охватившим скифские племена еще в период Пелопонесской войны (429-404 гг. до н.э.). Мельком об этом сообщает Фукидид: «И не только в Европе, но даже и в Азии нет народа, который сам по себе мог бы устоять против скифов, если бы они были едины». О том, что скифы страдали от междоусобиц в конце 5-го столетия говорят и многочисленные археологические находки, и резкое увеличение курганов. О том, куда именно ушли скифы царские гадать не приходится. В первой половине IV в. до н.э. резко увеличивается количество скифских памятников в Нижнем Подунавье, а в Добрудже письменные источники отмечают появление Скифского царства Атея, которому приходится воевать с фракийцами-трибаллами, угрожать Византию, воевать с какими-то «истрианами» (очевидно, фракийским или скорее скифским племенем, а не жителями города Истрия, поскольку у истриан есть царь и это довольно серьезный противник, для борьбы с которым у Атея не хватает собственных сил), заключать союз с Филиппом Македонским, а потом воевать с ним, погибнув в битве в 339 г. до н.э. Греческие города Добруджи находились под «крышей» Атея и чеканили для него монету с головой Геракла и скифским всадником. В.П. Яйленко считает, что агафирсы вытеснили скифов царских из их традиционных кочевий, но с тем же успехом можно предположить, что самих агафисов вытеснили скифы, перебравшиеся на запад. Остается констатировать факт значительных изменений в расселении скифских племен. К примеру, исчезают алазоны Геродота, занимавшие степи Подолии, а на их месте появляется новое население, скифское, но отличающееся в плане культуры и погребальной обрядности. Если исходить из данных Эфора, то алазонов сменили карпиды (вероятно, предки карпов II-IV вв. н.э., грозных противников римлян и соперников готов). В Подонье появляются племена сирматов и исседонов, причем последних Геродот помещал на самом краю ойкумены, где-то в степях Восточного Казахстана. Гиппократ упоминает в Европе савроматов, которых Геродот помещает в Азии. Помимо царских скифов исчезают у Эфора будины, занимавшие Посулье и верховья Северского Донца.
Как и скифы, будины и часть агафирсов обнаруживаются на Балканах. Аристотель сообщает, что будины обитают у Куриска, который отождествляется с позднейшей римской крепостью в провинции Нижняя Мезия. Стефан Византийский сообщает, что «агафирсы – народ, обитающий ближе к Гему», то есть в той же будущей Мезии (не исключено, что и дакийские рабы Агафирсы оттуда же). Вергилий также сообщает, что гелоны откочевали во Фракию и поселились в Родопах и «гетской пустыне» (Буджакской степи). Евстафий сообщает, что гелоны и агафирсы обитали к северу от Истра. У Птолемея часть гелонов и и будинов вместе с карпианами обретается где-то в низовьях Днестра. Вибий Севестор (IV в. н.э.) упоминает гелонов во Фракии, перенявших фракийский обычай татуировки. Логично связывать по крайне мере часть из этих переселений с миграцией скифов в Добруджу IV в. до н.э., хотя подобные переселения имелись и в более поздний период. В первую очередь это относится к будинам, которых фиксирует Аристотель. Археология также отмечает снижение численности будинских погребений IV – III вв. до н.э. в ареале их прежнего обитания. Яйленко отмечает, что уходили со скифами на Балканы в первую очередь представители воинской знати.
Переселения племен скорее всего имели место в начале 4-го столетия. Довольно скоро политический кризис завершился. Его сменяет резкое оживление экономики как скифских племен, так и греческих государств на побережье. Особенно ярко это видно на примере Ольвии, которая словно оживает. С исчезновением скифов царских ольвиополиты начинают возрождать свою сельскохозяйственную округу, появляются многочисленные поселения, город расцветает. Правда, часть соседних приднепровских скифов – георгов («земледельцы» Геродота, на самом деле, видимо, племя гаургава, «чтущие скот») оседает в священном реликтовом лесу ольвиополитов – Гилеи. Позднее их удастся оттуда выбить.
Расцветает и Скифия. В бывших землях царских скифов появляются роскошные курганы, наполненные золотом, резко отличающиеся от бедных скифских курганов 5-го столетия. Традиционно эту роскошь обяъсняли расцветом великого Скифского царства при Атее, но общий контекст истории скифов этому противоречит. Кроме того, Геродот характеризует скифов царских как воздерживающих от роскоши. Учитывая это, В.П. Яйленко предположил, что эти курганы оставили именно сменившие скифов царских агафирсы, для которых как раз характерна любовь к золоту и роскоши. Агафирсы, в отличие от замкнутых царских скифов (вспоминаем судьбы Скилла и Анахарсиса), были жизнерадостными и открытыми для новых контактов. Они принесли с собой карпатское золото и наладили его поставки (а также, возможно, поставки золота из Фракии и Алтая), в мастерские Боспора, Херсонеса и Ольвии, откуда приходила к ним ювелирка из этого золота и много-много вина. Агафирсы не сдерживали торговый обмен приморских полисов с лесостепью, где также наступает расцвет. Именно к этому времени относятся богатейшие захоронения скифов-пахарей. Резко увеличивается количество античного импорта в степи и лесостепи, что свидетельствует о росте благостояния населения. Причем, это касается всех слоев населения. Увеличение количества погребений может указывать на рост численности этого населения, Меняется и погребальный обряд в отдельных местностях. Степные по обряду погребения появляются в лесостепи, а лесостепные проникают в степь.
В.П. Яйленко отмечает, что количество амфорной тары указывает на то, что скифские племена буквально упивались греческим вином. Греки споили скифов, что, возможно, привело к деградации последних к III в. до н.э., когда Великая Скифия Сев. Причерноморья прекратила свое существование.
Период «агафирского» процветания Скифии длился около полувека. Его сменяет очередной кризис, проявившийся в разорении хоры (сельскохозяйственной округи) и разрушении крепостных сооружений греческих полисов от Истрии в устье Дуная до Боспора. Повсеместно эти разрушения датируются около 3й четверти – последней трети IV в. до н.э. В этот период (345-325 гг.) резко снижается количество прокссенических декретов в Ольвии (важный институт, помогающий укреплять торговые и культурные связи между полисами), Ольвия заключает договор о союзе и взаимопомощи с тираном Гераклеи Понтийской Сатиром (35-345 гг. до н..э.). Незадолго до 328 г. до н.э. Боспор вел войну со скифами.
Последнее известие помогает нам вычислить виновников дестабилизации – это были царские скифы, решившие вернуться в родные степи. В 339 г. до н.э. македоняне разгромили Атея. 90-летний царь пал в бою. Скифы вынуждены были покинуть Фракию. Хотя скифское население по-прежнему было сконцентрировано в степях Молдавии, часть скифов уходит на днепровское Левобережье и к Меотиде. Их возвращение зафиксировал анонимный автор, упоминавшийся выше. Его традицию сохранил Помпоний Мела. Между агафирсами в Приазовье и будинами он помещает «басилидов». Подобным образом греки обозначали либо потомков (например, династия Гераклидов), либо выходцев, отрасль какого-то племени (часть амазонок, отколовшуюся от основной массы, называли «амазонидами»). В III в. до н.э. эти басилиды в ольвийском декрете в честь Протогена будут названы «саями» (от «ксай» - царский). В 331 г. до н.э. ситуация осложнилась из-за вторжения 30-тысячного фрако-македонского войска Зопириона. Хотя, в целом, для Зопириона поход закончился печально, он не мог не повлиять на ситуацию в Скифии. Яйленко считает, что обмен посольствами между некими «европейскими скифами» и Александром Великим, принимавшим послов в Персиде (поздняя осень 331 г.), в Бактрии и Согде (329 г.), а потом в Вавилоне (324 г.) был частью этой войны. «Европейские скифы», по его мнению, были агафирсами, которые искали союзников против басилидов. Вопреки распространенному мнению, что Зопирион осаждал Ольвию, В.П. Яйленко считает, что македонский военачальник скорее помогал Ольвии. Целью его была война со скифами. В тоже самое время и Александр воевал со скифами азиатскими. Вероятно, тогда же шла война скифов с Боспором. Скорее всего, тогда же скифов выгнали из Гилеи, где появляется алтарь Александру Великому. Сам Александр строит планы масштабного вторжения в Северное Причерноморье после возвращения в Вавилон. Таким образом, реконструируется альянс Македонии, Боспора, Ольвии и агафирсов против царских скифов.
Однако, кризис не затянулся. Уже к началу 320-х гг. установился мир. Следующие примерно 40-50 лет в истории Северного Причерноморья характеризуются как период наивысшего расцвета региона. Приморские полисы значительно расширяются, перестраиваются по эллинистическим стандартам. В степи появляются богатейшие скифские курганы. Теперь они связываются не только с агафирсами, но и с басилидами, которые прониклись новым образом жизни во Фракии и оценили те изменения, которые произошли за время агафирского господства в Причерноморье. Около 281 г. до н.э. царь Селевк, находясь на вершине могущества, планирует соединить Каспийское и Черное моря каналом, чтобы способствовать торговле.
Но, вскоре все меняется. В евразийских степях от Дуная до Урала что-то происодит во 2й четверти 3-го столетия. Археологи повсеместно отмечают резкое уменьшение, если не исчезновение населения. Кочевники из Волго-Уральского региона уходят на юг. В середине столетия племена дахов и парнов захватят Парфию и создадут основу будущего великого Парфянского царства. К концу столетия Греко-Бактрия уже будет отбивать атаки других кочевников, которые во главе с «тохарами» - юеджи сокрушат уже в средине II в. до н.э. этот восточный оплот эллинизма, чтобы на его руинах основать Кушанскую империю. В Северном Причерноморье опустела Великая Скифия. Кочевники повсеместно уходят на окраины – в Поднестровье и Добруджу, в Нижнее Поднепровье и Крым, где появляются «Малые Скифии». Пустеет и приходит в упадок скифская лесостепь. Эти события традиционно связываются с сарматским вторжением, но следов сарматов 3 в. до н.э. обнаружить в степи не удалось. Они появляются лишь в следующем столетии. Причем новая сарматская культура резко отличается от прежней культуры савроматов скифского облика.
Исчезают снова и агафирсы. Для того, чтобы возникнуть вновь на страницах авторов римского времени. Птолемей помещет агафирсов между меланхленами и аорсами. В.П. Яйленко датирует эту информацию 1 в. до н.э., когда аорсы еще обитали в степях Волго-Дона. Юлий Солин (III в. н.э.), опираясь на Плиния Старшего, помещает агафирсов рядом с неврами и гелонами в Среднем Поднепровье, куда они скорее всего переместились к I в. н.э. Дионисий Периегит ок. 124 г. н.э. также называет рядом агафирсов и невров у рек Борисфен и Пантикап. Другую часть агафирсов – «холодных агафирсов» - он упоминает у Ледового моря, там, где добывают янтарь. Тут у Дионисия явно какая-то путаница, поскольку Борисфен и Пантикап вдруг впадают в это самое Ледовое море. Противоречие устраняется, если предположить, что Дионисий неудачно сократил свой источник, созданный скорее всего около 124 г. О том, что такой источник существовал, говорит текст другого позднего автора – Маркиана из Гераклеи Понтийской (рубеж IV-V вв. н.э.). В «Объезде Внешнего моря» он перечисляет реки, впадающие в Гиперборейский океан: Вистулу, Хрон, Рудон, Турунт и Хесин. Вистула – это Висла, а Хесин отождесвтляют с Западной Двиной. «По реке Хесину живут агафирсы, народ Европейской Сарматии», - неожиданно сообщает Маркиан.
О том, что часть скифов могла уйти далеко на север от мест своего традиционного проживания, по мнению лингвистов может свидетельствовать наличие в языках литовцев, эстонцев, ливов, финнов и даже саамов слова «скиф» в значении «стелок». Таким образом, история агафирсов неожиданно заканчивается в Восточной Прибалтике.
P.S. Возникает вопрос: известны ли кому-то из моих эрудированных читателей археологически памятники в этом регионе, связываемые со скифским или сарматским присутствием и датируемые приблизительно 1 – 4 вв. н.э.?

Tags: Боспор, Северное Причерноморье, агафирсы, македоняне, сарматы, скифы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Recent Posts from This Journal