ortnit (ortnit) wrote,
ortnit
ortnit

Category:

Филипп IV Красивый. Часть 1

Сегодня у нас Франция. Откопал еще один свой старый текст.
Филипп Четвертый, прозванный Красивым, был одним из самых известных государственных деятелей французской истории, да и всей эпохи Средневековья. Невероятно ловкий дипломат, обладавший железной волей и целеустремленностью, не особо разбиравшийся в методах достижения своих целей, он открыл плеяду тех великих государей, которым предстояло стать основателями централизованных государств новой эпохи.

И сегодня личность Филиппа Четвертого не перестает вызывать споры среди историков. Кем он был – гениальным государственным деятелем, свято верящим в свою миссию? Честолюбивым и беспринципным тираном, готовым на все ради достижения своих целей? Бездельником, скинувшим все государственные заботы своим советникам – законникам? Само наличие столь многих и противоположных точек зрений наглядно показывает, насколько актуальным остается вопрос роли и места в мировой истории и прежде всего Франции этого государя.
Происхождение Филиппа Красивого
Филипп происходил из династии Капетингов. Эта династия французских королей получила свое название по имени ее основателя, Гуго Капета. Когда Людовик V, последний прямой потомок Карла Великого, умер в 986, по совету архиепископа Реймского Адальберона знать предложила корону Гуго Капету, графу Парижскому. В 987 Гуго стал основателем династии, превратившей рыхлую феодальную монархию в централизованную державу и заложившей основы современного французского государства. Гуго Капет происходил из знатнейшего франкского рода Робертинов, состоявшего в родстве с Каролингами. В период борьбы франкской знати с последними Каролингами, показавшими свою неспособность организовать защиту государства от набегов викингов, представители этого рода дважды (граф Парижский Эд в 888-898 гг. и его брат Роберт I в 922-923 гг.) занимали западно-франкский королевский престол. Поэтому избрание на престол представителя именно этого могущественного рода, соперничающего с потомками Карла Великого после пресечения династии Каролингов, было вполне закономерным. Новое название – Капетинги – род Робертинов получил после избрания королем Гуго Капета, внука Роберта I. Смысл прозвища предка всех последующих французских королей был уже в XIII столетии утрачен, вероятно, оно вызвано было какой-нибудь особенностью в костюме Гуго (наиболее вероятен головной убор) или мантия светского священника, которая называлась «капа».
Первые четыре Капетинга особенно себя не проявили, но с восшествием на трон Людовика VI (правил в 1108-1137) королевская власть начала утверждать себя, преодолевая сопротивление феодалов. При Филиппе II Августе (правил в 1179-1223) королевский домен увеличился более чем вдвое вследствие присоединения Нормандии и других английских ленов во Франции. В то же время утверждение Парижа в качестве местопребывания правительства знаменовало начало эпохи прямого королевского правления. Усиление роли центрального правительства - как прямого ответа на притязания феодалов - продолжалось при Людовике IX (правил в 1226-1270) и достигло своего максимума при Филиппе IV (правил в 1285 - 1314). При этом монархе государственные институты Франции обрели формы, просуществовавшие до Французской революции 1789. Королевский домен продолжал расширяться за счет дальнейшего присоединения территорий. Со смертью Карла IV в 1328 старшая линия Гуго Капета пресеклась. Корона перешла к Филиппу Валуа (Филипп VI), племяннику Филиппа IV. Короли династии Валуа, ветви Капетингов, продолжали править до 1589, когда их сменили Бурбоны, поисходившие от младшего сына Людовика IX. Все французские монархи после 987, за исключением Бонапартов, были потомками Гуго Капета .
Среди предков Филиппа Красивого были также Рюриковичи. Дочь Ярослава Владимировича Мудрого, Анна, была выдана замуж за Генриха I, внука Гуго Капета. Их сын Филипп I приходился приходился прямым предком Филиппу Красивому.
Франция в XI – XIII вв.
Процесс государственной централизации прошел не без труда и отступлений через несколько этапов. До конца XII в. французские короли решали проблему усиления собственной власти в пределах домена. На первых порах результатами развития городов, подобно королю в его домене, воспользовались крупные феодалы — герцоги и графы. Поэтому централизация разделилась на два этапа — централизация по провинциям и общегосударственное объединение. Этапы не всегда были четко разграничены по времени, что существенно осложняло утверждение центральной администрации над местными органами управления.
Начало XII в. явилось переломным моментом в укреплении королевской власти. Людовик VI (1108—1137) и его канцлер аббат Сугерий положили конец сопротивлению феодалов — сеньоров Монтлери, Пюизе и Томаса де Марль в королевском домене. Их замки были разрушены или заняты королевскими гарнизонами. Людовик VII (1137—1180) начал увеличивать королевский домен, присоединив города Бурж и Сане. Благодаря браку с Элеонорой Аквитанской он распространил свое влияние и на юг страны. Затем, однако, последовал его развод и новое замужество наследницы богатой Аквитании с Генрихом Плантагенетом, графом Анжуйским, вассалом французского короля, который в 1154 г. стал английским королем. Это событие существенно осложнило в будущем взаимоотношения Франции и Англии .
Значительное увеличение домена произошло в правление Филиппа II Августа (1180—1223). Ему принадлежит заслуга борьбы с самым крупным соперником французской монархии — английским королем. При Генрихе II Плантагенете резко увеличились континентальные владения Англии, куда входили Анжу, Мэн, Турень, Нормандия, Пуату, а после женитьбы на бывшей королеве Франции Элеоноре — Аквитания (см. гл. 10). Его владения превышали домен французского короля. Филипп II, искусный политик и дипломат, используя нарушения английским королем вассальных обязательств, начал борьбу с ним. Наибольших успехов Филипп II добился в борьбе с английским королем Иоанном II Безземельным. Объявив его владения во Франции конфискованными, он завоевал в 1202—1204 гг. Нормандию, которая считалась самой ценной жемчужиной английской короны. Война приобрела значение европейского конфликта, так как Иоанн привлек на свою сторону императора Оттона IV, графа Фландрского и некоторых других феодалов. Но в 1214 г. французы разгромили англичан в битвах при Ларош-о-Муане близ Анжера и при Бувине (во Фландрии). Большую помощь королю оказали города домена и крестьянство. Не случайно от этого времени сохранилось большое число коммунальных хартий, дарованных Филиппом II .
Следующее значительное увеличение домена произошло за счет южных областей страны, которые до начала XIII в. жили почти обособленно от северной части страны. Задачу присоединения юга к домену облегчила сложившаяся там внутренняя обстановка.
Экономическое процветание южнофранцузских городов, их политическая самостоятельность способствовали обострению социальных противоречий в этом регионе. Они проявились в идеологической борьбе, вызванной развитием еретических учений вальденсов и катаров в 40-е годы XII в. Центр активного распространения ереси на юге Франции — город Альби — дал ей название «альбигойской ереси», вскоре превратившейся в массовое народное движение с антифеодальной и антицерковной направленностью.
Приверженцы дуалистической идеи о добре и зле, альбигойцы считали земной мир и католическую церковь созданием дьявола, отрицали основные догматы церкви, требовали ликвидации церковной иерархии, церковного землевладения и десятины. Участники движения ратовали за возвращение евангелической простоты и равенства раннехристианских общин, были преисполнены жажды глубокого очищения. Некоторые из альбигойцев выступали с проповедью бедности и отказа от богатств. «Никто не должен ничем владеть», — учил основатель ереси вальденсов (см. гл. 20) Петр Вальдо из Лиона .
Основную массу альбигойцев составляли горожане и крестьянство. Однако к движению примкнули рыцари и знать. Даже граф Тулузский — Раймонд склонялся к альбигойству. Причастность привилегированных слоев к ереси диктовалась желанием использовать земельные богатства церкви, а также политическими расчетами. Они сводились к стремлению сохранить политическую автономию юга, тогда как католическая церковь на этом этапе находилась в тесном политическом союзе с Капетингами. Была угроза распространения ереси в Северной Франции. Но, главное, движение давало удобный повод для вмешательства. В 1209 г. папе Иннокентию III удалось организовать крестовый поход против альбигойцев с участием северофранцузских феодалов. Их военным предводителем являлся барон Симон де Монфор. В 1213 г. в битве при Мюрэ крестоносцы одержали решительную победу. После ожесточенного сопротивления были взяты города Безье и Каркассон. Однако Раймонду Тулузскому удалось удержать Тулузу, Ним, Бокер и Ажан. После гибели Симона де Монфора в борьбу вмешался французский король Людовик VIII. В итоге двух успешных походов в 1224 и 1226 гг. он присоединил к домену графство Тулузское и часть земель по Средиземноморскому побережью (1229). Последний оплот альбигойцев — крепость Монтсегюр была взята только после 10-месячной осады; оставшиеся в ней 200 еретиков были уничтожены (1244). Однако Аквитания осталась в руках Плантагенетов .
Война нанесла жестокий удар по экономическому могуществу южных городов, от которого они постепенно оправились, хотя и потеряв прежнюю независимость от королевской власти.
В середине и второй половине XIII в. расширение королевского домена было подкреплено созданием общегосударственного аппарата управления. Его основу составили центральные органы, выросшие из королевской феодальной курии: Королевский совет — верховный орган управления; Парижский парламент (верховный суд) и финансовое ведомство—Палата счетов. Основной линией развития государственного аппарата была постепенная замена службы по вассальным обязательствам службой, оплачиваемой государством, которую несли специально обученные чиновники — легисты, знатоки законов и часто выходцы из неблагородных сословий. Королевский совет как постоянный орган при короле состоял из приближенных к нему крупных феодалов, принцев крови, а также легистов. Во главе отдельных административных округов, на которые был разделен домен, стояли бывшие управляющие королевскими поместьями — прево. Округа соединялись в более крупные единицы — бальяжи (на севере) и сенешальства (на юге). Возглавлявшие их бальи и сенешали как чиновники короля соединяли в своих руках административную, судебную и военную власть. Король назначал их из числа крупных феодалов, стремясь обрести в них политических союзников.
Королевская власть постепенно утрачивала свою патримониальную основу и превращалась во власть, представляющую «общее» благо и имеющую публично-правовой характер. Существенное значение при этом сыграла тенденция к замене выборной власти короля наследственной. Представители правящей династии Капетингов пытались реализовать наследственный принцип, коронуя наследника при живом отце. Государство не считается теперь личной собственностью короля, которая могла быть разделена между наследниками или подарена частным лицам. Утверждается принцип неотчуждаемости домена. Король перестает рассматриваться как частное лицо, когда он должен был, подобно любому другому феодалу, приносить клятву сеньору, во владениях которого им приобреталась земля. Пытаясь избежать унизительной процедуры принесения оммажа, короли перекладывают ее на своих чиновников, а затем вообще отказываются от нее. Король становится источником права, издавая законы и указы. Укореняются понятия о священной природе королевской власти и государственной измене .
Наиболее крупные и важные реформы внутреннего управления были проведены в царствование Людовика IX (1226—1270). На территории королевского домена были запрещены судебные поединки (решения тяжб с помощью поединка спорящих сторон, широко применявшиеся в сеньориальном суде). Появилась возможность перенести дело в королевский суд. На решение любого суда — сеньориального или городского — могла быть подана апелляция в королевский суд. Парижский парламент становился верховной судебной инстанцией королевства. Наиболее важные дела, в первую очередь уголовные, были только в ведении королевского суда. Общественному порядку и ослаблению феодальных усобиц в государстве содействовал запрет Людовика IX вести частные войны на территории домена, а также установление правила, действующего на земле всего королевства и получившего название «40 дней короля». В течение этого срока сеньоры, оказавшиеся перед угрозой военного конфликта, могли апеллировать к королю.
В королевском домене была введена единая монетная система; королевская монета получила право хождения по всему государству наряду с местными монетами сеньоров. Право чеканки собственной монеты имели тогда около 40 сеньоров. Постепенно королевская монета стала вытеснять из обращения местную монету. Отличаясь высоким содержанием серебра или золота, она широко использовалась как во внешней, так и во внутренней торговле. Это содействовало экономическому единству страны .
Людовик IX, снискавший себе имя «Святого», пытался реализовать идеал христианнейшего государя, объявив целями своей внутренней и внешней политики «мир и справедливость». Он выступил организатором двух крестовых походов против «неверных» — в 1248 и 1270 гг. — и добился мира с соседями в Европе. Им были заключены договор с королем Арагона, который содействовал спокойствию на юге Франции, и в 1259 г. — с королем Англии. Английский король Генрих III сохранил Гиень, за которую давал клятву верности французскому королю. Неоднократно Людовик IX выступал в роли арбитра в спорных европейских делах.
Но о тщетности его усилий добиться «справедливости» внутри страны красноречиво свидетельствовали многочисленные городские волнения и случившееся в период его царствования восстание «пастушков». Вместе с тем проведенные им реформы имели прогрессивное значение для углубления процесса централизации. Последующее усиление налогового гнета, рост злоупотреблений со стороны центральной и местной властей и тяготы войн побудили современников этих явлений считать время Людовика IX «золотым веком» в истории страны.
Филипп III Смелый в начале своего правления продолжал политику отца, укрепляя свою власть внутри домена и поддерживая мирные отношения с соседями. В правление этого короля, далеко уступавшего талантами своему отцу, причисленному к лику святых, и сыну, как никто другой способствовавшему централизации Франции, королевский домен вырос как никогда прежде. В течении 15 лет его правления поддерживался мир. Вторая половина его правления была ознаменована полным разрывом с прежним курсом его отца. Под влиянием своей второй жены Марии Брабантской, Филипп Смелый бросается в авантюру, борьбу за престол Арагонского королевства, где он поддерживал претензии своего дяди Карла Анжуйского. Огромная экспедиция в Каталонию, первая завоевательная кампания Капетингов за пределами Франции, отяготившая финансы Французского королевства, завершилась самым жалким образом. Филипп Смелый умер во время отступления в Перпиньяне 5 октября 1285 года, оставив 17летнего наследника Филиппа IV Красивого.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
Tags: Капетинги, Филипп IV, Франки
Subscribe

  • Филипп IV Красивый. Часть 3

    Генеральные штаты Особенностью практики сословного представительства во Франции являлось наличие системы представительных учреждений на разном…

  • Филипп IV Красивый. Часть 2

    Внешняя политика Филиппа Красивого Филипп вступил на престол семнадцати лет от роду и прежде всего занялся разрешением сицилийского и арагонского…

  • Франки и Русь - впечатление от сравнения

    Прочитал книгу С. Лебека «Происхождение франков» и в очередной раз удивился, сколько общего между Франкским государством и домонгольской Русью. Тут и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments