Прототипы "русских конунгов" в Гото-гуннском эпосе Центральной и Северной Европы. Ч. 6

«Сага о Хервер и Хейдреке» является третьим крупным скандинавским эпическим произведением, которое сохранило в значительной степени оригинальные сюжеты Готско-гуннского эпоса эпохи Великих Переселений народов. И, в свете сказанного ранее, нет ничего удивительного, что наряду с готами и гуннами важное место в этом увлекательном повествовании занимают «русские» конунги. В отличие от «Саги о Тидреке» и «Деяний данов», здесь не упоминаются Русь, рутены, руциманы, но часто упоминается скандинавское название Руси – Гардарики.
Collapse )
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Прототипы "русских конунгов" в Гото-гуннском эпосе Центральной и Северной Европы. Ч. 5

Мы рассмотрели родословную конунгов «русских мужей» из «Саги о Тидреке Бернском», однако в «Деяних данов» еще не перевелись конунги. Следует уделить им внимание для полноты картины, хотя мы не ставим перед собой цель проанализировать все «русские» сюжеты этого фундаментального произведения (надеюсь, что однажды возьмусь за это дело). В стороне мы оставим страшных морских разбойников – рутенов, сына Одина и русской царевны Боя, который является двойником бога-мстителя Вали, и созвучен мифическому прародителю белорусов, а также оставим в стороне геллеспонтийско-рутенских королей, с которыми приходилось якобы воевать Рагнару Лодброку (хотя эти сюжеты важны для понимая соотношения между геллеспонтийцами и рутенами).
Collapse )
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Прототипы "русских конунгов" в Гото-гуннском эпосе Центральной и Северной Европы. Ч. 4

Вернемся к «Саге о Тидреке Бернском». Отцом Олимара/Вальдимара, Озантрикса и Илиаса/Ирона был, как мы уже упоминали, Хертнид Старший. В саге он представлен как невероятно могущественный правитель, владения которого раскинулись от Швеции на севере до Греции на юге, от Венгрии и Польши на западе до восточных пределов исторической Киевской Руси. Начал он как конунг «Русской земли» и пулинов/поляков, правивший со своим братом Гирдиром Старшим. Проиграв войну великому Вильцину-конунгу, Хертнид был вынужден подчиниться завоевателю, но после смерти Вильцина русский конунг напал на его сыновей, покорил их и основал новую «варварскую империю» на большей части Европы. Таким образом, гегемония Хертнида сменяет гегемонию Вильцинов и предшествует гегемонии гуннов Аттилы. Аттилу сменит в конечном итоге готская гегемония Тидрека Бернского. Такова сюжетная канва «Саги о Тидреке».
Collapse )

Прототипы "русских конунгов" в Гото-гуннском эпосе Центральной и Северной Европы. Ч. 3

О том, как сформировался образ Озантрикса, судить вовсе нет возможности. Традиционно считается, что в этом персонаже отразился Одоакр. Но, разве что смерть Озантрикса некоторым образом напоминает смерть Одоакра, да первые буквы имени у них совпадают. Также считается, что сюжет о женитьбе Озантрикса на гуннской царевне – это плагиат с поэмы «Король Ротер», но ув. Aloslum считает, что все было наоборот. Судя по всему, в немецких поэмах было два варианта рассказов о гибели Озантрикса – один в поэме о Вильцинах, а другой в «Песни о русских бойцах». Автор «Саги о Тидреке» не стал особенно разбираться и включил оба в свою фэнтези-эпопею. Возможно, что в одной из поэм Озантрикс также выступал в роли в отца Хертнида Младшего, а в другой его отцом был Илиас. Но, нельзя исключать, что первый вариант – это плод творчества автора саги.
Кроме вероятного сына, у Озантрикса также были дочери. Одна из них – Эрка, стала женой Аттилы и виновницей гуннско-русской войны. Ее реальный прототип – Крека, мать старшего из сыновей и наследника Аттилы Эллака. Так что, первенец Аттилы – на половину «русский», выходит. Вторая дочь – Берта. Она стала женой герцога Родольфа, который собственно и добыл Аттиле Эрку. Как убедительно доказал ALOSLUM, Родольф – это тот же Хродульф (Хрольф Краки), легендарный конунг из рода Скьельдунгов. Его прототипом по мнению Aloslum был герульский король Родульф (если не перепутал ничего).
Вальдимар. Это ключевой персонаж всего «русского» блока «Саги о Тидреке». Он вступает в войну с Аттилой и Тидреком как союзник и мститель за обиду своего брата Озантрикса, но судьба его сложилась также печально. И сам погиб, и сын его (Тидрек Русский) погиб. Так что, царство в итоге досталось третьему брату – Ирону (Илиасу?). На мой взгляд, именно сходство имени этого персонажа с именем Владимира Красно Солнышко повлияло на то, что два эпоса стали сближаться в Германии. В результате Илья Моровлин/Муромец оказался среди противников Аттилы и получил итальянскую дочь, а Ортнит стал героем приключений Волха Всеславьевича. Однако, само имя «Вальдимар» без сомнения является лишь скандинавско-германским произношением имени «Владимир». Как же звали изначально «конунга Русской земли и пулинов»? Ответ, возможно, мы найдем в другом европейском эпосе.
Датский хронист Саксон Грамматик в 13 веке составил грандиозное по объему описание датской истории – «Деяния данов». Collapse )
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Прототипы "русских конунгов" в Гото-гуннском эпосе Центральной и Северной Европы. Ч. 2

Хертнид Младший – это Ортнит германских поэм. Откуда этот образ возник, судить сложно. Я предполагаю, что прототипом его послужил никто иной, как Одоакр, чему был посвящен мой самый первый пост, хотя мои коллеги, лучше разбирающиеся в эпосе (HARALDHILDETAN и ALOSLUM) без особого энтузиазма воспринимают эту гипотезу. Сейчас, впрочем, получше познакомившись с «Сагой о Тидреке», которую перевел на русский язык Т. Ермолаев (STRIDMANN), обнаружил, что краеугольный камень моей интерпретации образа Ортнита – его императорское достоинство и королевство в Италии (между прочим, Гарда), - это уже позднее влияние, судя по всему. В «Саге о Тидреке», которая опирается на более архаичный вариант немецкого эпоса, Хертнид (упоминается дважды – как конунг Вильцинов, мстящий истинным виновникам смерти Озантрикса, и как Хертнид Бергарский, умирающий от дракона, о чем и рассказывают поэмы «Ортнит» и «Вольфдитрих») действует в пределах Страны гуннов. Очевидно, в Италии Ортнит оказался в результате миграции ругов на север этой страны (исторические руги проживали как раз там, где поэма располагает королевство Ортнита, франкский эпос о Карле Великом знает в этом же крае в числе противников франков Эрно Русского). Тем не менее, Одоакр вполне мог оказать влияние на образ Ортнита, также как, возможно, Эрарих, король Остроготского королевства в Италии в 541 г. и знатный руг по происхождению. Однако, изначальный прообраз Хертнида/Ортнита, видимо следует помещать в более ранний период времени.
Collapse )
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Прототипы "русских конунгов" в Гото-гуннском эпосе Центральной и Северной Европы. Ч. 1

Ранее мне неоднократно приходилось обращаться к проблеме происхождения «русских сюжетов» в европейском эпосе Центральной и Северной Европы. Большая часть этих «русских сюжетов» сосредоточена в масштабном прозаическом сочинении «Сага о Тидреке Бернском», созданном в Норвегии во второй половине 13 века на основе континентальной германской героической литературы. Согласно моей рабочей гипотезе, «русские» поэмы о вилькинах, Ортните и «русских бойцах», пользующиеся популярностью в Германии уже в начале 13 века наряду с «Нибелунгами», «Кудруной» и поэмами о Дитрихе Бернском, восходят к эпосу о королевстве ругов на Дунае или где-то в Центральной Европе. В центре сюжета находится борьба ругов с гуннами и готами. По мере того, как в Европе становится известным Русское государство на Днепре, его образ начинает оказывать влияние на эпос, руги превращаются в «рутенов»/русинов и «русских мужей». Этот процесс хорошо видно на примере Одоакра, исторического персонажа, очень тесно связанного с ругами. Примерно с 12 века в исторических произведениях русские перестают именоваться ругами, а вслед за ними «король ругов» Одоакр превращается в «короля рутенов». В таковом качестве он попадает в польские «Хроники» и «Истории», а оттуда на Украину, где русский вождь Оданацер служит для вдохновения соратников Богдана Хмельницкого.
«Сага о Тидреке» называет нам представителей трех поколений русских конунгов (собственно, они конунги Руциланда и пулинов, то есть полян/поляков, что возможно отражает связь киевских русов с полянами)Collapse )
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Источники "Повести Временных лет" и проблемы датировки летописных известий. Ч. 1 (Святослав)

На страницах «Ортнита» мне уже не раз приходилось обращаться к проблеме источников, которыми пользовались первые русские летописцы. В той части летописного предания, где рассказывается о правлении первых русских князей, на мой взгляд, явно выделяется «Сказание о Рюриковичах», которое лучше всего проявляется в тексте НПЛмл. Оно состоит из рассказа о варяжской дани и изгнании варягов, о появлении Аскольда и Дира в Киеве, о призвании Рюрика, о начале правления Игоря, захвате им Киева, покорении древлян и уличей, затем о восстании древлян и мести Ольги. Вероятно, к этому «Сказанию» восходит также рассказ об основании Киева тремя братьями и выплате полянами дани хазарам. Изначально, насколько можно судить, в этом рассказе не упоминался Вещий Олег и походы его и Игоря на Царьград. Затем, «Сказание», вероятно, рассказывало о поездке Ольги в Царьград, ее крещении, о походах Святослава и междоусобице его сыновей, а заканчивалось крещением Владимира. Во всяком случае, в этом повествовании также прослеживается две основные сюжетные линии – отношения киевской общины с древлянами и принятие новой веры. Однако, проследить цельное повествование после гибели Игоря по летописному материалу крайне сложно. Вполне возможно, что поездка Ольги в Царьград уже была темой отдельной повести, связанной с церковным преданием о первой христианке в семье Рюриковичей. Подобные «анекдоты» об Ольге просматриваются и в статье ПВЛ за 969 г.
Особая песня или поэма, судя по всему, была посвящена походам Святослава. Collapse )

Краткая хроника Русского каганата (реконструкция) - от Бравлина до Вещего Олега

Решил поделиться с читателями своим видением истории Руси в IX в. Данная реконструкция является плодом моих многолетних исследований. Она опирается на большое количество источников: русских, греческих, арабо-персидских, франкских, венгерских и многих других. Развернутый вариант, с подробным изложением моей гипотезы, был представлен в моей книге "Вещий Олег. Каган всея Руси", изданной в 2017 г. Кое-какие детали с тех пор были пересмотрены, но за полетом моей фантазии мы могли следить практически онлайн на страницах "Ортнита". Итак, начнем повесть сию...
К. VIII – н. IX вв. – формирование Русского племенного союза на юго-западе Восточной Европы, начало русской экспансии: походы на восточных славян, набеги на Крым
Collapse )
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Деяния Вещего Олега - что? где? когда?

В ходе небольшой дискуссии, развернувшейся после моего крайнего поста, мне пришла в голову одна мысль. Не сказать, что она меня раньше не посещала, но в этот раз, как-то в тему пришлась, что ли…
Итак, как сказал вчера один из моих комментаторов, летописцы путаются в показаниях. С одной стороны, у нас есть Начальный свод/НПЛмл, который восходит к предполагаемому мной произведению конца 10 века – «Сказанию о Рюриковичах». Согласно этой традиции «Киевская Русь» была создана стараниями Игоря Рюриковича, варяжского князя, который захватил Киев, убив при этом другого варяжского вождя – Аскольда. Сделав Киев своей базой, Игорь подчинил соседних древлян и уличей. О других его завоеваниях летописное предание молчит, но из византийских источников мы знаем, что в 940-х гг. русские «архонты» собирали дань также с северы, кривичей, дреговичей, неких вервианов и лензанинов, а также «других» славян, под которыми можно предполагать волынские племена и радимичей, а если верить летописной концепции, то и далеких новгородских словен. Вещего Олега «Сказание о Рюриковичах», по-видимому, вообще не упоминало. В НПЛмл предание о походе Вещего князя на Царьград – явная вставка, разрывающая единое по смыслу повествование. Сам Олег тут назван воеводой при Игоре, предшественником другого воеводы – Свенельда. Сделал эту вставку уже автор Начального свода или новгородский летописец, не имеет значения. Хотя я считаю, что это новгородская вставка.
Collapse )

Поход Вещего Олега на Царьград - "мальчик которого не было" или "не там искали"?

Пожалуй, что нет второго такого события в ранней русской истории (не считая самого начала этой ранней истории), которое занимало бы такое место в нашем историческом самосознании, как поход Вещего Олега на Царьград. Кто не знает щит Олега, прибитый к вратам Царьграда? (Не будем о грустном!)
В русских летописях это масштабное военное предприятие описано очень ярко и красочно, с подробностями, которые могут родиться только в народном сказании. Однако, все не так-то просто. Во-первых, греческие или какие-то иные иностранные источники триумфального похода просто не заметили (к примеру, осада 860 г. отметилась в нескольких греческих и западноевропейских источниках, война 941-944 гг. – в нескольких греческих, хазарских, западноевропейских и арабских источниках, о войне 968-971 гг. подробно рассказывают несколько греческих и упоминают арабские источники). Во-вторых, летописный рассказ, как уже отмечалось выше, явно имеет фольклорный источник. В-третьих, ранние летописцы явно не знали, когда именно произошло столкновение Олега с Византийской империей.
Очевидно, первый пункт уже был подмечен автором самой ранней летописи, о содержании которой мы можем судить – Начального свода. Русские летописцы опирались в своей работе в первую очередь на византийскую историческую традицию. Collapse )